Политика

Страница 4 из 6« Первая...23456

Демократический потенциал идеи «крестьянской кооператив­ной республики»

Парламент, политические и гражданские свободы, социальное равноправие, трудовая собственность и кооперация как средство ее защиты, уничтожение экономических позиций спекулятивных групп буржуазии соответствовал задачам прогрессивного развития болгарского общества. Общий демокра­тизм и очерченный интересами мелкого производителя антимоно­полизм составляли именно тот позитивный багаж, с помощью которого болгарское крестьянское политическое движение могло претендовать на лидерство в обществе, поскольку идеи «кресть­янской кооперативной республики» были исключительно популярны не только в широких слоях деревни, но и среди генетически связанных с крестьянством групп городского населения. Народный союз «Звено» в своей трактовке будущего развития Страны опирался, как и БЗНС, на положения программы 17 сен­тября 1944 г., но, реагируя на изменение курса коммунистов, расставлял совсем другие акценты. Упор был сделан на защиту частной собственности и инициативы, на развитие демократиче­ских политических институтов, на усиление регулирующей роли государства в системе производства. Как писал один из видных политиков «Звена» Т. Трифонов, «государство может создавать свои предприятия, монополизировать отдельные отрасли, коопе­рация тоже». Но при этом Читать далее

Финансово-промышленная буржуазия

Что представляли из себя эти так называемые исторические партии? НЛП выражала интересы крупной по местным масшта­бам, ориентированной еще в межвоенный период на французские и английские монополи­стические круги, что во многом определило ее самую активную роль во дворцовом перевороте 23 августа 1944 г. В этой партии уже с довоенного времени четко обрисовались две группировки. Одна из них концентрировалась вокруг семейства Д. Брэтиану и выражала интересы тех кругов, которые были связаны со «старыми» отраслями промышленности (легкой, пищевой, обра­батывающей). Интересы этой группировки тесно переплетались с интересами крупных землевладельцев. Именно последние и служили основой взаимодействия этой части НЛП с национал- царанистами. К другому центру Национал-либеральной партии тяготели те круги собственников, интересы которых концентри­ровались в тяжелых отраслях промышленности, все более наби­равших силу и укреплявшихся в годы войны в связи с проис­ходившими процессами индустриализации и милитаризации эко­номики. Эта группировка, возглавлявшаяся Г. Татареску, высту­пала за развитие государственно-монополистических форм капи­тализма  Нациоиал-царанистская партия была самой массовой в Румы­нии и объединяла в своих рядах различные социальные слои. Часть политиков выражала интересы прежде всего помещиков, а также крупного и среднего городского капитала (Ю. Маниу), Читать далее

Коммунисты

Они на этом этапе свою программу строили исходя пз того, что многосекторная экономика останется объективной реальностью на длительный срок, и будущая конституция, кото­рую предстояло принять Учредительному Национальному собранию, одновременно с закреплением «великого дела национализа­ции должна обеспечить охрану мелкого и среднего частного предпринимательства». Но при этом делалось уточнение, что речь идет о поддержке и охране «честно нажитой собственно­сти... сельского населения и средних городских слоев». Вопрос же об отношении национализированного сектора с остальными звеньями экономики рассматривался в контексте решения обще­национальной задачи восстановления страны, которой и отводи­лось центральное место в предвыборной программе КПЧ. Необ­ходимость введения элементов планирования и усиления регу­лирующей роли государства выступала как условие, обеспечивав­шее общенациональные интересы. Здесь наблюдалась опредёлен - ная общность позиций коммунистов и социал-демократов. Идея «регулируемой, социалистически планируемой экономики» со­ставляла основу экономической программы последних. Итак, при двух для всех партий общих позициях (Чехосло­вакия — государство двух славянских народов; многосекторный характер экономики) программы демонстрировали и весьма су­щественные различия в видении перспектив. Достаточно четко определились основные линии противостояний. В Чешских зем­лях, несмотря на наличие Читать далее

Чехословацкая социал-демократическая партия

Она , традиционно выступавшая как партия рабочего класса и располагавшая в до­военный период значительным влиянием в рабочей среде, начала восстановление своих позиций весной 1945 г. Этот процесс во многом осложнился тем, что в период оккупации партии не уда­лось сохранить в стране свои местные структуры., способствовавшая расширению рядов КПЧ, для со­циал-демократии сыграла прямо противоположную роль: значи­тельная часть рабочих (а до войны именно они составляли 60 °/о членов социал-демократической партии в Чешских землях) пе­решла к коммунистам. К концу 1945 г. социал-демократическая партия насчитывала около 250 тыс. членов  (т. е. почти в три раза меньше, чем КПЧ). Столь замедленный, по сравнению с компартией, рост массовой базы социал-демократии обусловли­вался рядом причин. С одной стороны, в рабочей среде создание Социалистического блока трактовалось как пролог к объедине­нию двух раоочих партии, что порождало в конкретной обстановке 1945 г. стремление вступать прямо в компартию. С другой стороны, от руководства социал-демократией отошли старые, традиционные лидеры. Их место заняли представители левого крыла — 3. Фирлингер, Б. Лаушман, Э., тесно сотрудничавшие с коммунистами . Радикальный курс новых руководителей  далеко не всегда получал поддерж­ку и одобрение членов довоенной социал-демократии Читать далее

Венгерское обще­ство

Она отвечала политическим симпатиям и настроениям значительной части и обеспечивала лидерам ПМСХ обратную связь с массами, прежде всего с крестьянством. Именно об этом свидетельствует ее массовость (в сентябре 1945 г.— 700 тыс. членов) и гомоген­ность социального состава. Согласно официальным данным, в 1945 г. партия на 80% состояла из крестьян, причем раз­личных его прослоек, включая бедняков, получивших землю по аграрной реформе.В условиях, когда СКК запретила деятельность реакционных партий, а затем венгерское правительство, выполняя условия Соглашения о перемирии, приняло указы о роспуске военных и фашистских организаций, когда арестованными оказались 1672 наиболее активных их функционера59, масса бывших рядовых членов распущенных партий, принадлежавшая к разным соци­альным слоям, устремилась в ПМСХ, видя в ней удобную для себя «политическую». Ряды ПМСХ росли также и за счет мелких городских слоев и особенно молодежи, представители которых, будучи нередко настроенными достаточно демократич­но, не воспринимали рабочие партии как силу, способную вы­ражать общенациональные интересы и не доверяли коммунистам, рассматривая пх как инонациональное явление, напрямую свя­занное с Москвой и СКК. У многих был жив в памяти 1919 г. Нараставшую политическую гетерогенность ПМСХ признава­ли в беседе с советским посланником Г. Пушкиным и замести­телем председателя СКК В. Свиридовым руководители ПМСХ Ф. Надь Читать далее

Социально-психологические настроения

Та­кие, превалировавшие прежде всего в маргинальных слоях рабочего класса, создавали благоприятную почву для распространения влияния коммуни­стической идеологии и укрепления позиций румынской компар­тии, весьма небольшой и не имевшей опыта легальной политиче­ской деятельности в условиях парламентской демократии. Вышедшая из подполья в августе 1944 г. РКП не насчиты­вала и тысячи членов. Весной 1945 г. она объединяла уже 35 тыс. человек. Несмотря на столь бурный рост рядов, партия оставалась самой малочисленной среди организованных полити­ческих сил: Фронт земледельцев объединял уже около 1 млн членов, социал-демократическая партия — 400 тыс., партия, пред­ставлявшая трудящихся венгерской национальности,—МАД ОС — 225 тыс В межвоенное время это была кадровая, нелегальная организация, руководство которой находилось под контролем Ко­минтерна. Часть высшего партийного актива, проживавшая в го­ды войны в Москве, была переправлена в Румынию после 23 ав­густа 1944 г. (В. Лука, А. Паукер) и сразу же введена в состав узкого руководства РКП. Это существенно осложнило политиче­скую и психологическую ситуацию в руководстве, где оказались деятели с разными представлениями о политическом курсе, по - разному оценивавшие складывающуюся расстановку Читать далее

Словенская народная партия

Это— не действо­вала в общегосударственном масштабе. Они оставались нацио­нально-территориальными организациями и не смогли объеди­нить многонациональное крестьянство Югославии во имя вос­становления целостности и независимости страны. Характерной внутренней тенденцией ряда вышеуказанных партий была их дезинтеграция и формирование левых течений и группировок, что энергично использовали коммунисты для укрепления своего влияния на крестьянство и внедрения в крестьянское движение. Так, в J 943 г. из бывших членов XKII был создан исполком повой партии — Хорватской республиканской крестьянской партии (ХРКП). Среди руководства этой партии были как про­тивники (Ф. Гажи), так и сторонники (Ф. Фрол) тесного взаи­модействия с КПЮ. Немало было в ней и лиц с двойной пар­тийной принадлежностью, людей, не разглашавших свое член­ство в компартии1Х. Участие коммунистов в деятельности ХРКП стимулировало ее ориентацию на выражение интересов конкретных социальных слоев — крестьянской бедноты, мелких городских слоев и части интеллигенции, остро заинтересован­ных в немедленном изменении своего общественного статуса Во многом сходные процессы происходили и в сербском Союзе земледельцев, деятельность которого активизировалась политиками, связанными с коммунистами (В. Чубрилович, М. Вуячич) Созданная одним из деятелей Читать далее

Советские представители в СКК

Они на местах отмечали не толь­ко чрезвычайно быстрое включение в политическую жизнь пар­тий, выходивших из подполья, но и бурный рост численности традиционных и популярных в межвоенный период политических партий, и прежде всего ПМСХ53. Причем активизация деятель­ности ПМСХ происходила нередко вопреки намерениям СКК и советских военных комендатур, которые стремились ограничить этот процесс. Тем не менее именно эта партия к весне 1945 г. превратилась в крупнейшую политическую силу (130—140 тыс. членов) с устойчивой тенденцией роста членской массы55. Пар­тия достаточно быстро выступила в общенациональном мас­штабе. В послевоенный период ПМСХ, не выдвинув принципиально новой программы, приняла к исполнению установки межвоенного времени, ориентированные на либерально-демократическое реформирование общества. В конкретной ситуации, во многом определявшейся присутствием Красной Армии и резко активизи­ровавшейся легальной деятельностью компартии, которая своим политическим весом была обязана военным победам Красной Армии, лидеры ПМСХ успешно актуализировали те положения своей программы 1939 г., которые звучали современно и могли ассоциироваться с борьбой против диктаторских форм правле­ния: «Мы хотим установить власть трудового народа, а не власть отдельных классов. Мы противники всякого рода диктатуры». Читать далее

Довоенная политическая элита

Ни в одной из стран Восточной Европы к моменту освобождения от фашизма не смогла (в силу разных причин) сохранить свои прежние позиции в обществе. Наиболее далеко идущие перемены произошли в Албании и Югославии, где довоенные правящие круги практически оказа­лись лишенными возможности исполнять властные функции в системе новых органов управления, возникавших в процессе освобождения этих стран от фашистской оккупации. В Югославии это было итогом сложного размежевания сил в многонациональном и конфессионально разнородном обществе в процессе борьбы за восстановление государственного суверени­тета. Происходившее тогда политическое размежевание было обусловлено рядом факторов. В их числе следует прежде всего выделить отношение к оккупации и расчленению страны госу­дарствами фашистского блока, к созданию под их эгидой Неза­висимой державы Хорватия и инспирированного нацистами квислинговского режима в Сербии (правительство М. Недича). Это был один «план» в размежевании общества посткоролевской Югославии. Был и другой, более глубокий «план»: размежевание внутри социально-политических сил, которые выступали за восстанов­ление национальной независимости и территориальной целост­ности Югославии как многонационального государства. Водораз­делом здесь служило отношение к эмигрантскому королевскому правительству Читать далее

Развертывание борьбы против частного капитала

При таком обороте дел становился логичным вывод о, что означало принципиальный поворот в экономической политике к реализации социально-экономических преобразований на «клас­совых принципах». Подтверждением этого явилась констатация на пленуме того, что «после Берата... цель построения новой Албании на социалистических началах не была поставлена в ка­честве основной линии партии». Главным носителем этих «оппор­тунистических тенденций» был назван С. Малешова, который выслушал резкую критику на пленуме, был выведен из состава Политбюро и ЦК КПА, а позднее исключен из партии В вину С. Малешове ставились не только «ошибки» во внут­ренней политике (стремление создать в Албании какой-то осо­бый «демократический порядок», при котором, по оценкам со­ветского посольства, «могли бы свободно уживаться друг с все классовые группировки»), но и то, что Малешова «стал идеологом западноевропейской ориентации КПА» Прйнятый на пленуме ЦК КПА новый курс на создание «централизованного управления» промышленностью по «заранее разработанному плану», на развитие кооперации с целью борьбы «против эксплуатации потребителей и мелких производителей», на введение государственной монополии на внешнюю и внутрен­нюю оптовую торговлю означал создание «несущих конструкций» принципиально другой экономической модели. Читать далее

Страница 4 из 6« Первая...23456
Май 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031