В России быть свидетелем смертельно опасно

witnessКиллеры настигли Валерия Казакова буквально в двух шагах от прокуратуры. Когда он свернул на боковую аллею, чтобы сократить путь, в него выстрелили. Истекая кровью, Казаков выбежал на улицу и упал: преследователь нагнулся над раненым и добил его ударом ножа. Это произошло в 3 часа дня, в самом центре тихого города Пушкино. По мнению горожан это было даже не убийство, а показательная казнь. Считается, что бывший милиционер Казаков шел к прокурору, чтобы дать показания против бывшего мэра, обвиняемого в коррупции.

С тех пор прошел год; вдова Казакова уже не надеется на справедливость - в ответ на само предположение об этом она лишь устало-скептически пожимает плечами. Недавно милиция арестовала предполагаемого киллера, но он лишь 'винтик', объясняет Казакова: ей же нужно знать, кто 'заказал' ее мужа, кто отдал приказ и оплатил его убийство. 'Может быть, нам удастся это выяснить - если конечно киллера не убьют раньше, чем он заговорит, - Казакова замолкает, опустив голову над чашкой кофе, потом добавляет. - В России все прогнило'.

Вот он, 'правовой нигилизм' в действии - то самое явление, что осуждает президент Дмитрий Медведев: давление на свидетелей пронизывает судебные процедуры по всей стране, и кадровые перестановки в Министерстве внутренних дел или недавно учрежденная программа защиты свидетелей не позволяют переломить ситуацию.

О недееспособности российской правовой системы - продажности милиционеров и судей, взятках и коррупции, бесконечных бюрократических проволочках и необъяснимых приговорах - ходят легенды. Когда Медведев - юрист по образованию - взял на себя чрезвычайно амбициозную задачу 'починки' рассохшихся шестеренок правосудия, он устроил самому себе испытание, результат которого со всей очевидностью выявит, способен ли нынешний президент реально влиять на ситуацию в государстве, что он возглавляет.

Ни в период крушения коммунизма, ни в лихорадочные девяностые, ни в годы длительного нефтегазового бума в России так и не установилось верховенство закона, и это остается одним из главных препятствий ее дальнейшему развитию. Эта проблема вплелась в саму ткань повседневной жизни, хотя ее глубинный характер порой затмевается такими громкими трагедиями, как убийство журналистки Анны Политковской и других критиков Кремля.

В том, что касается давления на свидетелей, инерция статус-кво просто потрясает: согласно милицейской статистике, до 10 миллионов россиян ежегодно выступают свидетелями на уголовных судебных процессах. И примерно половина из них, по оценкам того же МВД, сталкивается с угрозами в свой адрес. Из этих 5 миллионов программа защиты свидетелей охватывает лишь 20000 человек: остальных оставляют наедине с возможностью похищения, поджога или взлома квартиры, избиения на улице и даже покушения на жизнь. Надежных данных о том, какое количество людей подвергается таким нападениям, не существует.

'Они либо не информируют нас о признаках опасности, либо не осознают серьезности угрозы', - рассказывает полковник Олег Зимин, возглавляющий в МВД Управление по защите свидетелей. Впрочем, юристы и адвокаты жертв оценивают происходящее по иному. Они говорят о том, что милиции люди зачастую боятся больше, чем преступников, и не без основания полагают, что блюстители порядка связаны с теми самыми гангстерами, что им угрожают. 'Граждане справедливо считают, что сотрудничество с правоохранительными органами не принесет им ничего, кроме неприятностей', - утверждает адвокат Ольга Костина; она входит в состав правозащитной организации 'Сопротивление', помогающей свидетелям и жертвам преступлений.

Первая в истории России программа защиты свидетелей действует с 2006 г. под эгидой Управления МВД по борьбе с организованной преступностью; предполагается, что благодаря ей свидетели не будут менять показания. В период, когда программа разрабатывалась, 'очень многие люди меняли свои показания в процессе расследования. Некоторые меняли показания прямо в суде. Им угрожали, их подкупали, их имущество уничтожали'.

Его возмущает предположение о том, что люди боятся милиции. Многие потенциальные свидетели, поясняет полковник, сами относятся к преступному миру, и потому избегают контактов с правоохранительными органами. По его словам, когда общественность больше узнает о программе, количество свидетелей, находящихся под защитой, возрастет.

После вступления Медведева в должност

Добавить комментарий

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930