Умная Россия

putinКогда Владимир Путин говорил о возрождении российского величия, он вызывал воспоминания о 20-м веке с его применением государственной и военной мощи, а также нефтяного богатства для внушения уважения. Когда на ту же самую тему говорит его преемник Дмитрий Медведев, он ведет разговор о строительстве "инновационного города" в московском предместье Сколково, где государство предоставит лучшим умам страны свободу действий и все возможности для совершения важных научных и технологических открытий, являющихся основой "экономики знаний" 21-го века.

Концепция Медведева призвана освободить Россию от ее нефтяной и газовой зависимости, которую президент называет "унизительной", и возродить величие нации, славившейся когда-то своими научно-техническими достижениями. "Успех движения "Умная Россия" это вопрос жизни и смерти для страны, - говорит Жорес Алферов - единственный нобелевский лауреат, до сих пор живущий в России, которого Медведев в прошлом месяце выбрал в качестве общего руководителя сколковским проектом, - идея Сколково это как Ноев ковчег – с ним связаны все наши мысли и надежды на выживание".

Возродится Россия в качестве великой державы или нет – это во многом будет определяться результатами медведевской кампании по оживлению ее самых интеллектуальных сторон. Несмотря на всю свою неэффективность, советское государство щедро поддерживало науку и технику, создав первый в мире искусственный спутник Земли, а также корабль, на котором человек впервые полетел в космос. После распада Советского Союза в 1991 году поддержка науки со стороны государства резко снизилась, ученые разъехались по другим странам, а само государство превратилось в хищника – будучи преданным в теории идеям свободного рынка, оно, тем не менее, на практике слишком часто грабит частных предпринимателей в погоне за прибылью. В течение жизни одного поколения между полетом Гагарина в космос и избранием Путина в 2000 году, валовой внутренний продукт России и ее промышленное производство сократились почти на 50 процентов, а вместе с этим с 6 процентов до 1,5 процента ВВП сократились и инвестиции в науку, которая сегодня пришла в состояние застоя. Утечка мозгов началась в 70-е годы, когда образованные советские евреи, такие как родители одного из изобретателей поисковой системы Google Сергея Брина, уехали на свободный Запад. К началу 21-го века Россия лишилась более чем полумиллиона самых талантливых людей. Путин и Медведев полагают, что государство в состоянии решить российские проблемы. Но если Путин источником своей власти считает бюрократию, то Медведев видит в ней коррумпированное препятствие созданию новой экономики, не зависящей от нефти.

Сколково составляет основу стремления Медведева создать экономику нового типа. Серый подмосковный пригород советской эпохи, расположенный в 40 километрах от Москвы (так в тексте – прим. перев.), Сколково уже стало местом размещения ведущей в России школы бизнеса, которая является частной (что крайне важно), но получает кое-какие деньги от государства на проведение исследований. На создание нового инновационного города Россию вдохновили взаимоотношения между Стэнфордским университетом и Силиконовой долиной; между Массачусетским технологическим институтом и техническими фирмами в окрестностях Бостона, расположенными на шоссе 128. Это те места, где ученые умы могут найти частные и государственные деньги для создания собственных компаний. Новое Сколково будет "настоящим городом будущего", говорит нефтяной магнат Виктор Вексельберг, имеющий 10-е по размерам состояние в России и избранный Медведевым для решения коммерческих вопросов в Сколково и для отбора самых лучших идей, которые могло бы поддержать государство и дать импульс их развитию и воплощению в жизнь. На участке площадью 300 гектаров, который будет защищен заборами и воротами, уже началось строительство. Если все пойдет по плану, к 2014 году в новом городе будет от 30 до 40 тысяч жителей. Один из ведущих российских физиков и бывший ученик Алферова Виктор Устинов говорит о том, что Сколково станет "российской силиконовой долиной", занимающейся инновациями в коммуникациях и биомедицине, а также в космических, ядерных и информационных технологиях. По словам главного кремлевского идеолога Владислава Суркова, "туда попадут только самые лучшие люди, и они будут полностью защищены … Для лучших людей будут созданы самые лучшие условия".

Свои с
иликоновые долины пытались построить многие страны. Но Медведев, пусть и запоздало, объявил, что данный проект является последней надеждой России на лучшее. В его программе развития российской экономики, названной "Стратегия 2020", звучит требование о том, чтобы на долю технологического сектора к 2020 году приходилось 15 процентов экспорта страны, или 8-10 процентов ВВП. В настоящее время этот показатель равен 1,1 процента, и это в значительной мере экспорт военной техники. Поэтому Медведев вливает миллиарды государственных средств в такие проекты, как Сколково, в крупнейший в мире инвестиционный фонд нанотехнологий, а также в программу привлечения обратно на родину российских эмигрантов и их компаний. Медведев отправил высокопоставленных руководителей привлекать деньги на покупку инвестиционных облигаций и запланировал более 10 миллиардов долларов на технологические инвестиции. В этом Россия отстает от других стран – Китай только на 2010 год выделил на инвестиции в технологии 26 миллиардов долларов – однако это все равно говорит о серьезности намерений.

Главный шанс Сколково на успех заключается в том, что его компании и предприятия будут защищены от ненасытных государственных чиновников и милиции. Сегодня на смену субсидиям и особым льготам, которые советское государство когда-то щедрой рукой устанавливало для научных и коммерческих проектов, пришло чистой воды воровство. Недавно сеть компаний PricewaterhouseCoopers провела исследование мировых экономических преступлений, в результате чего выяснилось, что 71 процент российских предприятий в 2009 году становился объектом таких злоупотреблений со стороны милиции или чиновничьего аппарата (это самый худший показатель из числа 33 обследованных стран). Сам Медведев публично подверг острой критике российскую культуру государственной коррупции и попытался оградить от нее Сколково, где будут действовать упрощенные правила ведения бизнеса, где будет упрощенный визовый режим, льготное налогообложение, и где не будет воров-бюрократов. "Мы создадим не просто новый город, а нового человека, который будет там жить – в нашем городе не будет места коррупции, - заявляет Вексельберг, - кому-то нужно показать пример того, как может измениться Россия. Пришла пора начать убивать в себе дракона [коррупции]".

Но существующие тенденции говорят явно не в пользу "Умной России". Через пару десятков лет сливки советской интеллигенции уйдут из жизни, оставив после себя загнивающую систему образования. Большинство традиционных российских научно-исследовательских институтов давно уже потеряло лучших своих людей, переехавших на работу в хорошо финансируемые институты Запада. И сегодня в первую сотню лучших университетов мира не входит ни один российский университет. Как само российское государство после падения коммунизма было разграблено его слугами, так и собственность его научных институтов была распродана, сдана в аренду и систематически разворовывалась руководством этих институтов. В 2009 году в стране издавалось меньше научных работ и журналов, чем в Индии и Китае, а россияне за последнее десятилетие получили всего четыре Нобелевские премии, в то время как американцам их было вручено 67 (а в 90-е годы Нобелевскую премию получил всего один россиянин – Михаил Горбачев – и это была премия мира). После прихода Медведева к власти в 2008 году Россия в рейтинге Всемирного экономического форума опустилась на 63-е место, то есть, на 12 мест вниз, а ее сектор информационных технологий за тот же период опустился на четыре места, заняв унизительное 74-е место среди 134 стран. Некоторые российские бизнесмены, такие как создатель антивирусных программ Евгений Касперский, жалуются на то, что таланты больше всего занимаются незаконной деятельностью, скажем, созданием троянской программы Storm, при помощи которой в прошлом году вредными ботами было заражено полтора миллиона компьютеров. "Россия это страна суперхакеров", - говорит Касперский, чья лаборатория является одной из немногих в России высокотехнологичных компаний международного уровня и занимается блокированием хакеров.

В определенном смысле медведевский план по созданию легитимных возможностей для реализации технических талантов по сути дела является советским. Идея о создании города для ученых сильно смахивает на сталинские планы строительства целевых технических городов в системе ГУЛАГа, где в привилегированных условиях работали тщательно отобранные ученые, добившиеся таких крупных успехов, как создание советской атомно
й бомбы. Но в нынешнюю эпоху "невозможно иметь централизованную плановую инновационную экономику", предупреждает директор московского Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев. "Нигде в мире силиконовые долины не процветали благодаря указам чиновников, даже если эти указы подкреплялись государственным финансированием", - отмечает он.

Неудачи централизованного планирования могут и не стать предвестницами провала Сколково, потому что Медведев руководствуется более современной концепцией использования субсидий для развития бизнеса. В этом деле уже есть определенные успехи. Один из бывших студентов Алферова Алексей Ковш переводит свою компанию по энергоэффективному освещению из Германии в Санкт-Петербург, так как Алферов убедил его, что тот сможет найти лучшее финансирование в России, будет иметь меньше затрат, чем на Западе, а также будет лучше защищен от технических подделок, чем в Китае. Ковш недавно продал акции своей компании Optogan государственной "Роснано" и магнату металлургии Михаилу Прохорову. Поскольку третьим партнером является государство, Ковш чувствует себя защищенным. Алферов надеется повторить этот опыт и привлечь в Сколково другие компании. Против "Умной России" настроены чиновники, которые предпочитают, чтобы Россия оставалась глупой – поскольку на этом они делают большие деньги. Медведев проталкивает инновации как одну из составляющих своего плана "четырех И", или плана модернизации. Остальные три "И" это институты, инфраструктура и инвестиции. Но, по правде говоря, особых успехов в этом деле ему добиться не удается. В прошлом году Россия построила всего 1000 километров дорог, в то время как Китай – 47000. Бывший депутат Думы от оппозиции Владимир Рыжков жалуется, что в действительности в российской модернизации действуют четыре "Н" – "несбыточные мечты, неэффективность, нестабильность и некомпетентность". Ведущий представитель любимого аналитического центра Медведева - Института современного развития Евгений Гонтмахер говорит о том, что в президентской стратегии есть важный недостаток: "Они надеются, что приедут ученые и все для них изобретут, и тогда не будет нужды в реформировании политических институтов". Нет, Медведев не собирается реформировать политическую систему сверху донизу, но совершенно ясно, что он понимает силы "Глупой России". "Продажные чиновники … не хотят развития и боятся его, - написал он в 2009 году в своей программной статье "Россия, вперед!", - но будущее принадлежит не им. Оно принадлежит нам. Мы преодолеем отсталость и коррупцию". Так пусть же победят умные россияне.

Авторы: Оуэн Мэттьюс, Анна Немцова ("Newsweek", США)

Источник: ИноСМИ.Ru

Добавить комментарий

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930