Украина в четвертой мировой войне

Когда информационное пространство захлестнул ливень сообщений о том, что русские танки ворвались на территорию Грузии, а военные самолеты и артиллерия обстреливают Гори, как-то поневоле вспомнились слова из известной советской песни военных лет: '22 июня, ровно в 4 часа Киев бомбили, нам объявили, что началась война'. Тогда, как и этим летом, все было настроено на отдых - и природа, и люди. Казалось, ничего не может изменить размеренное течение нашего бытия. Но очень быстро все иллюзии и фантазии о мирной и спокойной жизни развеялись как утренний туман. Война ворвалась в наш дом.

И сегодня сообщения о войне беспокоят нас, однако так хочется верить, что кровопролитие где-то там, далеко, и до украинских жилищ ни пули, ни снаряды никогда не долетят. И мы сможем все демократичнее и демократичнее проводить очередные внеочередные выборы. И жутко становится от одной мысли о разрушенном Киеве, панике, смятении и страхе, которые будут господствовать вокруг.

Теперь, когда от тех событий нас отделяет какое-то время, стихли эмоции, протрезвел разум, становится очевидным, что война на Кавказе служит лишь предвестием куда более грандиозной драмы. В мире все сильнее ощущается запах пороха. И все острее чувство приближающейся опасности. Огонь войны, масштаб, длительность и последствия которой никто в настоящий момент представить еще не может, уже по-предательски тлеет.

Контуры мирового раскола

Мы сегодня стали свидетелями конца эпохи триумфального шествия глобализации вместе с либеральной демократией и возобновления геополитических конфликтов в классическом виде. Идея нового мирового порядка, в котором разрозненные нации соединятся воедино, побуждаемые общей целью достижения мира и безопасности, свободы и справедливого закона, потерпела полный крах.

Существующая система международных отношений разрушается на наших глазах. Ее институционная основа напрочь распадается. ООН, Всемирный банк, МВФ, другие международные организации превращаются во второстепенных игроков на мировой арене.

Косовский и осетино-абхазский эксперименты, война в Ираке окончательно демонтировали 'ялтинско-потсдамские пережитки', которые предусматривали коллективность международной воли, уважение к суверенитету, территориальной целостности и нерушимости границ национальных государств. Выпустив на волю призрак перекраивания границ, человечество подверглось опасности сорвать мир с петель, функцию которых до этого времени выполняли нормы международного права.

Приближение эпохи военных конфликтов проявляется в лихорадочных попытках создать международные правовые институты, которые будут определять параметры применения вооруженного насилия за пределами национальной территории. Например, политики и эксперты активно обсуждают отличия между упреждением, превентивной войной и войной на пресечение. Ведется интенсивный поиск основополагающей связи между интервенцией на гуманитарной основе, интервенцией ради предотвращения разработки ядерного оружия и интервенцией для срыва планов террористов. Как следствие, попытки легитимизировать насильственные действия подрывают стабильность международных отношений и прямо подталкивают к военно-политической агрессии.

Нынешнее перераспределение богатств глобальной экономики в корне трансформирует геополитическую ситуацию. Архитектура мировой системы изменяется в сторону мультиполярности, а, следовательно, глобальной дезинтеграции и нестабильности, в основе которой ценностное, геополитическое и цивилизационное противостояние между многими полюсами силы.

Реанимируются силовая политика великих держав, ситуативные альянсы, борьба за природные ресурсы, сферы влияния и рынки сбыта. Привычной становится практика применения военной силы для достижения геополитических целей.

На фоне потери Соединенными Штатами определяющей роли на мировой арене, собственную 'большую игру' за передел зон влияния затеяли другие влиятельные актеры - ЕС, Китай и Россия.

Эти страны встали на путь создания неоимперий, то есть государственных организаций, которые базируются на государственно- корпоративном империализме - симбиозе модернового государственного империализма с империализмом транснациональных корпораций и международных организаций, объединяющих большие регионы в единую систему.

Конфронтационность отношений между указанными центрам
и силы будет определять в дальнейшем ситуацию в мире. Другие же страны вынуждены, в конце концов, сделать выбор, к какому лагерю присоединится, чтобы не быть раздавленными в борьбе 'голиафов' современной геополитики.

После непродолжительной передышки в международные отношения возвращаются конфликты на почве идей и идеологий. На мировой политической карте пролегли новые разделительные линии между либерально-демократическими и авторитарными государствами. Нарастание напряжения между странами, которые внедряют альтернативные модели развития, угрожает перерастанием в 'горячую' конфронтацию.

Опять взялись за оружие международные террористы, которые олицетворяют радикальный исламизм.

И все это происходит на фоне глобального экономического кризиса, который сопровождается банкротством финансовых институтов, потрясениями на фондовых рынках, замедлением темпов экономического роста, и свидетельствует о начале кардинальной перестройки мирового хозяйства. Чем больше обостряются противоречия глобального капитализма, тем сильнее встает перед ключевыми субъектами геоэкономики и геополитики искушение применить силовые методы, чтобы выбраться из глубокой бездны, в которую попала международная экономика.

Испокон веков переход к радикально новой структурной 'геометрии' социального пространства происходит через горнило военных конфликтов разной интенсивности. Мир готовит потенциал для изменений, война же его реализует.

Продолжение и предельное усугубление тенденций мирового развития, проявившихся наглядно в последнее время, обязательно приведет к раскручиванию 'спирали вражды'. Мир шаг за шагом будет скатываться в трясину неуправляемой эскалации противостояния, которое неминуемо выльется в глобальное вооруженное столкновение.

Будет ли война? К сожалению, нужно признать - будет. Более того - она уже началась. Утверждение, на первый взгляд, неочевидное, но объективное.

Первая война в Четвертой мировой - российско-грузинский конфликт.

Четвертая мировая война будет иметь несколько качественных отличий от предыдущих.

Во-первых, борьба будет разворачиваться между многими полюсами сил.

Во-вторых, вооруженные региональные и локальные конфликты низкой и средней интенсивности, особенно в свете нестабильной ситуации на Кавказе, Ближнем Востоке, в Восточной Европе, Афганистане, Индии и Пакистане, намерений США нанести удар по Ирану, будут носить перманентный характер. А в условиях глобальной взаимосвязи и взаимозависимости, так или иначе, все войны приобретут характер мировых и будут угрожать перерастанием в конфликт высокой интенсивности.

И, наконец, это будет апокалипсическое явление - война всех против всех - с использованием принципиально новой тактики, несимметричных ответов, сверхсовременного оружия, киберпространства, а также, вполне вероятно, ядерного оружия.

Ощущение возможности развития событий по сценарию самых жестоких голливудских боевиков особенно тревожит, когда наблюдаешь за тем, как ускоряются процессы общемировой мобилизации и милитаризации. По данным экспертов, в последнее время финансовые вливания в программы модернизации вооруженных сил превзошли расходы времен 'холодной войны'.

В любом случае, новый виток гонки вооружений, борьбы за ядерное превосходство, расползание по миру оружия массового поражения должен дойти до своего логического конца. Если на стене висит ружье - оно обязательно выстрелит.

Нужно учитывать и то, что в период миросистемного хаоса, отношения между вооруженными до зубов 'тяжеловесами' мировой политики в самый неожиданный момент могут приобрести непредвиденный характер. Всем понятно, любое резкое движение - и запускается цепная реакция, которая страну за страной будет втягивать в водоворот противостояния с непоправимыми последствиями.

И не стоит тешить себя иллюзиями, что мировая война в настоящее время в принципе не возможна. Мол, разжигание вооруженного противостояния представляет собой чрезмерный и неприемлемый риск, учитывая интересы мирового капитала. А наличие ядерного оружия вообще делает победу в войне невозможной, тем самым лишая ее любого смысла.

Если вспомнить историю, станет понятно, что конфликты между большими государствами чаще возникают на почве геополитики, из-за столкновений амбиций, и реже - под давлением экономических факторов. Как показала война на Кавказе, экономическая логика глобальных рынков не может унять политические страсти, а, следовательно, служить надежной гара

Добавить комментарий

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031