Тупики великорусского сознания

vladimir_putin_tsarИногда просто поражаешься тому, как плохо представляют себе особенности менталитета, мировоззрения и мироощущения друг друга украинцы и россияне, несмотря на столетия соседства и даже совместного проживания в российской и коммунистической империях. Причем российское невежество относительно Украины еще можно объяснить 'техническими причинами': имперский народ должен был управлять не только нашей страной, но и целым рядом других территорий: Польшей, Финляндией, Кавказом, Средней Азией, Прибалтикой, татарами, башкирами, финно-уграми и т.д.

Хотя англичане и французы, управляя колоссальными колониальными империями, по крайней мере, оставили человечеству фундаментальное научное востоковедение, ничего подобного ему русская имперская традиция относительно бывших подопечных народов не имеет.

В основном выдумки, анекдоты, легенды и разрабатываемые околонаучной публикой бытовые предубеждения.

Больше удивляет некомпетентность и наивность украинского общества в том, что касается России и россиян. Причем не всего общества: украинский народ достаточно адекватно и давно понял северо-восточного соседа, о чем свидетельствует богатейший национальный фольклор украинцев. Проблемы понимания возникают на уровне правящей элиты Украины. Вспоминается, как во время кризиса вокруг острова Тузла один наш деятель (и ныне являющийся членом правительства) вызвался разрешить проблему, развязать сложнейший узел российско-украинских противоречий с помощью... куска сала и бутылки водки, с коими он и собирался отправиться в Москву, мол, выпьем, закусим и все 'порешаем' 'по-братски'. Увы, это геополитический уровень нашей верхушки...

Она не представляет, как глубоки эти противоречия, как много веков они формировались. Впрочем, подобное не удивительно, учитывая самые примитивные представления наших начальников об истории как Украины, так и России. Да если бы только об истории! Недавно на страницах 'Дня' в письме читателя газеты прочитал залихватский призыв 'строить Европу от Лиссабона до Владивостока'. Призыв означает включение в состав европейского политического, экономического и (что особенно важно в данном контексте!) ценностного пространства Российской Федерации. Что связано с целым рядом трудностей. Как свидетельствуют опросы такой авторитетной социологической структуры России, как 'Левада-Центр', подавляющее большинство россиян не считают себя европейцами, а свою страну - европейской. В русской культуре существует мощная традиция критики Европы и отмежевания от Европы в духовной сфере, достаточно вспомнить движение так называемых евразийцев в начале ХХ столетия. Симптоматично, что украинская культура подобных (по крайней мере, немаргинальных) традиций не имеет.

Но энтузиазм нашего читателя никак не свидетельствует о глубоком знакомстве с современной российской ментальностью. Да, имеется в Российской Федерации некое (чрезвычайно малое) количество людей, проникшихся ценностями европейского культурного мира. Это тонкий, 'пленочный' слой 'русских европейцев', которые и ранее, но особенно теперь, часто ощущают себя иностранцами, изгоями в своей стране, так сказать, внутренними эмигрантами. На этих людях нельзя строить никакие украинские проекты в отношении России, они ничем не смогут нам помочь, дай Бог, чтобы они смогли помочь самим себе выжить и сохраниться. Их положение в России было трагическим с тех самых пор, когда возник социальный слой, именуемый русским словом, сформировавшимся на латинской основе, 'интеллигенция'.

Когда нынешние россияне обижаются, что Запад не относится к ним, как к своим, несмотря на крушение коммунизма, на провозглашение демократических лозунгов, они почему-то не осознают, что западные интеллектуалы хорошо видят, насколько прочная, существенная ментальная связь с тоталитарным советским прошлым не только сохраняется, но и укрепляется в современной России, переживая нечто вроде 'второго дыхания'.

Символических актов, подтверждающих подобное видение, в Российской Федерации более чем достаточно. Например, недавняя серия присвоения звания Героя России бывшим сталинским шпионам, которые формально России не служили, поскольку в те времена страны с таким названием в мире не было. Эти награждения убедительно и красноречиво свидетельствуют о том, с кем именно ощущают преемственность в российском обществе. Такие многозначительные прецеденты бывали
и ранее, например, тогда, когда яростный словесный обличитель Сталина Никита Хрущев повесил золотую звезду Героя Советского Союза на грудь политическому киллеру, испанскому коммунисту Рамону Меркадеру, который за 20 лет до награждения, по приказу Сталина, убил в Мексике Льва Троцкого. И мир понял, что Хрущев не только критик, но и естественный политический и идейный наследник Сталина.

Кстати, Степан Бандера и Лев Ребет были убиты не при изверге Сталине, а при 'либерале' Хрущеве... А тех, кто боролся против сталинизма, в Российской Федерации до сих пор считают врагами и предателями. Так что никаких оснований воспринимать эту страну как демократическую мировое сообщество не имеет. Россия переживает очередной за последние 50 лет 'ренессанс' сталинщины. Самые гнусные преступления тоталитарного режима воспеваются и героизируются, а не просто оправдываются. Вот, держу в руках издаваемую в России газету 'Независимое военное обозрение' №45 за 2008 год. На ее страницах восторженная рецензия Виктора Мясникова на издание МВД Российской Федерации 'НКВД-МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем на Западной Украине, в западной Беларуси и Прибалтике (1939-1956 гг.) /Сборник документов. - Составители Н.И. Владимирцев, А.И. Кокурин. - М. 2008'.

Рецензия - настоящий гимн сталинским карателям и вертухаям. Зато все противники сталинизма проходят по разряду 'предателей', 'убийц', 'бандитов', 'фашистских прихвостней'. Оказывается, массовые аресты, депортации и расстрелы населения вышеназванных территорий были вовсе не преступлением против человечества, не государственным терроризмом, а 'мероприятиями по очистке от антисоветского, уголовного и социально опасного элемента'. Автор рецензии искренне удивляется, почему, например, в Прибалтике, эти 'полезные' действия' возводятся в ранг национальных трагедий. Подобное удивление является воистину самым феноменальным проявлением 'загадочности' русской души... Очень многие сегодня в России не стыдятся публично демонстрировать удивление по поводу 'неадекватного', на их взгляд, восприятия в Польше Катынской трагедии... От таких проявлений 'русской самобытности' становится не по себе. Как справедливо отмечал наш земляк Владимир Резун (Виктор Суворов), "проблема России заключается в том, что пуповина, связывающая нынешнюю Россию с бывшим режимом - коммунистическая пуповина, - не обрезана, не оборвана. Кровная связь сохраняется, и пока эта кровная и духовная связь сохраняется, гниение будет продолжаться".

Русскому сознанию никуда не уйти от 'проклятого' вопроса о советском прошлом. Чем был СССР? Отвратительным тоталитарным монстром или царством свободы и справедливости ('Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек...'), крушение которого явилось 'величайшей геополитической катастрофой ХХ столетия'? Если второе, то ни о каких действительно демократических перспективах России говорить не приходится. Тогда следует заботиться исключительно о восстановлении и возрождении утраченной 'великой державы' без всяких демократических затей.

Русскому сознанию придется ответить на вопрос, долго ли еще разоблачение преступлений нацизма в России будет иметь главной целью сокрытие и оправдание преступлений коммунизма? Сколько еще будет героизироваться борьба сталинского тоталитарного режима за 'освобождение' народов Европы, которые именно такого 'освобождения' (с ГУЛАГом, всевластием коммунистических спецслужб, террором и насилием) явно не желали? Можно, конечно, сколько угодно повторять пропагандистские советские штампы, но это не снимает вопросы.

Без сведения счетов с прошлым никакого демократического будущего у России не будет. Подобное сведение счетов с прошлым есть процесс мучительный, тяжелый, но неизбежный. Через это прошли Германия, Италия, Япония. Не пройдя его, можно лишь имитировать цивилизованность и демократию, сохраняя в основе общества тоталитарные схемы, когда формально демократические институты функционируют по абсолютно чужим демократии правилам. В Германии, например, пришлось отказаться от прославления тоталитарных силовых структур, без какового невозможно представить информационное пространство нынешней России. Нельзя говорить о демократии, правах человека, гражданском обществе и одновременно с этим прославлять ЧК-ГПУ-НКВД-МГБ-КГБ. Либо одно, либо другое. Нельзя, как выражаются одесситы, быть 'и между здесь', и 'среди там'. Ибо это гарантирует появление очередного государственно-политического монстра. Нельзя обливать г

Добавить комментарий

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930