Телевизор пытается усыпить советские рефлексы

В потоке публикаций о мировом финансовом кризисе есть место и материалам о России: экономические обозреватели газет проводят параллели с дефолтом 1998 года, анализируют стратегию Путина и положение бизнес-магнатов, посмеиваются над рядовыми россиянами, которые делают запасы в ожидании "то ли кризиса, то ли девальвации рубля, то ли инфляции".

В The Financial Times Чарльз Кловер анализирует, что сейчас происходит в российской экономике, и утверждает, что сравнения с 1998 годом, когда рубль потерял 75% своей стоимости, в разговорах с российскими миллиардерами возникают все чаще. Еще в августе, когда фондовый рынок упал в ответ на события на мировых рынках и на войну в Грузии, казалось, что российская экономика неприступна. Россия была уверена в своей способности преодолеть этот небольшой финансовый шторм с помощью своих огромных, третьих в мире золотовалютных запасов и "накачанного" нефтью активного торгового баланса. Теперь же картина изменилась, утверждает автор, зловеще называя свой материал " Россия: вперед, в 1998 год".

По существу, за кризисом в России, поясняет Чарльз Кловер, стоит та же проблема, что в США и в Западной Европе: большая часть кредитов в экономике опиралась на активы, резко упавшие в цене. Но в России ситуация усугубляется еще и зависимостью от притока иностранных инвестиций. К тому же теперь, в условиях падения мировых цен на сырье, едва ли статус крупного экспортера нефти и газа гарантирует России "подушку безопасности".

В этом месяце, отмечает журналист, Центральный банк ввел меры по предотвращению спекулятивных атак на рубль, но аналитики задаются вопросом: сколько российские власти смогут выступать в качестве субститута иностранных инвестиций?

Кризис в финансовом секторе ударил и по реальной экономике, пишет Чарльз Кловер: предприятия сокращают рабочие места или даже закрываются, покупатели не способны платить поставщикам, а у олигархов другая проблема - им, возможно, придется отдавать часть своих активов государству как плату за предоставленные антикризисные средства. Корреспондент FT называет это "ироничным перевертышем беспорядочной приватизации 1990-х".

Обозреватель Frankfurter Allgemeine Zeitung Керстин Хольм полагает, что российские власти, принимая антикризисные меры, устроили "волну зачисток". "Олигархи, которым жесткая позиция премьера Путина во время войны в Грузии уже стоила потерь на бирже, обеднели еще на 237 млрд долларов", - пишет она. При этом президент Медведев пообещал поддержку широкому спектру ключевых отраслей. У россиян, многие из которых живут на грани бедности, указывает корреспондент, "проблемы" состоятельных господ не вызывают сочувствия, и премьер Путин подыгрывает этому настроению в обществе.

"Героем политической сцены стал министр финансов Алексей Кудрин, который с непоколебимой скупостью консолидировал 560 млрд долларов, ежечасно защищая их, подобно великану Фафнеру, охранявшему сокровища Нибелунгов, от всяких социальных программ, сельского хозяйства и проектов в сфере инфраструктуры". Теперь, отмечает далее автор статьи, благодаря этим резервам государство может получить долю богатств олигархов.

Неожиданностью, по мнению издания, стало освобождение из-под стражи арестованного около года назад заместителя Кудрина Сергея Сторчака, который за 11 месяцев заточения так точно и не узнал, за что же был задержан. Теперь Сторчака посылают на передовую в борьбе с кризисом.

Тем временем простой народ вооружается в войне с судебными приставами, которые все агрессивнее требуют погасить задолженности по налогам и кредитам, сообщается в статье. Издание приводит мнение правозащитника Пономарева, который считает, что в нынешней ситуации могут возникнуть революционные настроения, и цитирует высказывает писателя Эдуарда Лимонова, домашнее имущество которого было конфисковано потому, что он не смог незамедлительно выплатить компенсацию Юрию Лужкову за подрыв репутации в размере полумиллиона рублей: по его словам, судебные приставы - это негодяи, которые "хотят получить полномочия гестапо".

Французская Le Monde пишет, что российские телезрители, прекрасно осведомленные о финансовых перипетиях западного мира или соседней Украины, практически ничего не слышат о кризисе в своей стране. Слово "кризис" - табу, на телеканалах предпочитают говорить о "спаде" и умалчивать о том, что российский рынок акций потерял 73% своей стоимости за четыре месяца, руб

Добавить комментарий

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930