Страсть, предательство и смертельно опасные секреты в путинской России

nord-ostВ тихом провинциальном городе Жердевка в России разворачивается экстраординарная драма, которая, возможно, связана с тайной "Норд-Оста", сообщает The Independent. В апреле там начался судебный процесс над пятью выходцами с Кавказа и одним этническим русским, поясняет корреспондент Шон Уолкер. Все шестеро обвиняются в вооруженном нападении, которое, по версии следствия, имело место в начале прошлого года неподалеку от города.

"Но русский подсудимый, Андрей Яхнев, вплоть до его ареста в начале 2008 года был высокопоставленным оперативником - вел тайную войну с терроризмом", - сообщает автор. Друзья и коллеги Яхнева сообщили изданию, что он никак не мог быть грабителем, адвокат утверждает, что доводы обвинения слабы. "В современной России людей типа Яхнева обычно не отдают под суд по таким мелким обвинениям, как грабеж. Даже если бы он совершил это преступление, начальство при желании легко могло бы замять дело", - пишет корреспондент. По мнению Уолкера, Яхнев, возможно, знает слишком много тайн своего начальства. "Возможно, Яхнев также чересчур сблизился с британской гражданкой, уроженкой России, которая в прошлом была связана с недругами Путина, проживающими в Лондоне?" - задается вопросом автор, сообщая, что у Яхнева был тайный роман с этой женщиной, драматургом Натальей Пелевиной.

Яхнев, ответивший на вопросы издания заочно, в письменной форме, сообщил, что родился в 1975 году в Моздоке, закончил элитное военное училище, был заместителем начальника, а затем начальником отряда специального назначения "Витязь", который вел боевые действия против чеченских инсургентов. В 2001 году Яхнев перешел на работу в МВД, а с 2003 года работал в новосозданном специальном отделе министерства под названием Центр "Т". Как утверждает газета, это одно из самых засекреченных российских ведомств, которое совместно с ФСБ ведет основную работу по предотвращению и расследованию терактов. Яхнев имел звание майора и работал старшим оперуполномоченным по особо важным делам - это самая высокая должность, которую может занимать полевой агент, утверждает издание, ссылаясь на независимого эксперта по спецслужбам Андрея Солдатова. Яхнев, свободно говорящий по-английски и по-чеченски, специализировался по Чечне и Дагестану, а также выезжал на здание в Белоруссию, на Украину и в Казахстан, наряду со странами дальнего зарубежья, назвать которые он отказался. Согласно материалам судебного дела, на службе Яхневу выдали документ, где строго запрещается обыскивать его или его машину, а также несколько фальшивых номерных знаков для автомобиля. Его друг, московский юрист Сергей Бадамшин, сообщил в интервью, что Яхнев - компанейский человек, умеющий найти общий язык с кем угодно.

Сам Яхнев утверждает в своих письменных ответах на вопросы газеты, что 25 января 2008 года ему позвонил Арсен Мюидов, его информатор в московской дагестанской общине с 1999 года, и сообщил, что из Дагестана в Москву вскоре повезут 25 млн рублей наличными. "С этого момента версии обвинения и подсудимого расходятся", - отмечает автор. По версии следствия, Яхнев согласился сообща с Мюидовым и другими украсть эти деньги. Сам Яхнев утверждает, что согласился встретиться с Мюидовым, чтобы выяснить, кто и зачем везет деньги. "На своем столе на работе он оставил досье, где разъяснил, куда и с какой целью едет. Через сутки с небольшим его арестовали", - пишет газета.

32-летняя актриса и драматург Наталья Пелевина с 11 лет живет в Англии, но часто ездит в Россию, сообщает автор. Сразу после "Норд-Оста" она решила написать об этой истории пьесу, сказала Пелевина в интервью изданию. Она беседовала с уцелевшими заложниками и родственниками. Весной 2005 года ей удалось договориться о встрече с тремя полковниками ФСБ в отставке, которые участвовали в операции по освобождению заложников. "Они разговаривали со мной очень грубо, спрашивали, зачем я во всем этом копаюсь - скорее они меня интервьюировали, чем наоборот", - отметила Пелевина.

"В истории с "Норд-Остом" много загадок: почему террористы не взорвали себя, заметив, что в зал пустили газ? Почему участникам штурма приказали стрелять на поражение и не оставить в живых ни одного террориста, которого можно было бы допросить?" - пишет газета. Чеченец Ханпаш Теркибаев, в 2004 году погибший в автокатастрофе в Чечне, сообщил Анне Политковской, что входил в число террористов, но покинул здание еще до штурма. "Теркибаев был сомнительной фигуро
й - он поддерживал тесные связи как с чеченскими сепаратистами, так и с высшими кремлевскими чиновниками", - пишет газета. Александр Литвиненко утверждал, что незадолго до убийства Сергея Ющенкова передал ему досье на Теркибаева. "Ничто не свидетельствует, что гибель всех вышеперечисленных лиц как-то связана с расследованием "Норд-Оста". Теркибаев даже позднее утверждал, что Политковская все выдумала", - пишет автор. Ясно лишь, что никто так и не провел серьезного независимого расследования "Норд-Оста", но Пелевина, по ее словам, попыталась это сделать.

Как рассказала Пелевина в интервью, в июне 2005 года общие знакомые устроили ей встречу с человеком из российских спецслужб, который в дни "Норд-Оста" работал в антитеррористическом штабе и входил в театр во время штурма, а также проводил дальнейшее расследование. Это был Андрей Яхнев. По словам Пелевиной, он рассказывал о случившемся честно, прочувствованно, и его версия совпадала с рассказами пострадавших. Они сдружились, затем полюбили друг друга. Регулярно разговаривали по телефону, но виделись редко, так как оба часто бывали в разъездах. По мнению издания, российские власти не могли не знать о связи Яхнева с Пелевиной, а также почти наверняка были осведомлены о ее знакомстве со многими людьми из лондонского окружения Березовского, в том числе с Закаевым. По словам Пелевиной, с Закаевым она сохранила дружеские отношения, но с Березовским окончательно порвала после убийства Литвиненко (ей кажется, что с этой историей не все так просто).

Андрей и Наталья чувствовали, что влюбляются друг в друга, но не могли всецело друг другу довериться, повествует газета. Яхнев, возможно, подозревал в Пелевиной шпионку Березовского, а Пелевиной казалось, что Андрей общается с ней по приказу начальства. Летом 2006 года, поведала Пелевина в интервью, Яхнев назначил ей свидание в ресторане гостиницы "Метрополь". За их столиком сидел мужчина, который представился как генерал-лейтенант ФСБ. Яхнев оставил Наталью наедине с генералом. Тот шутливым тоном спросил, давно ли она работает на MI-6, и намекнул, что хотел бы ее завербовать. По словам Пелевиной, после этого она обиделась на Яхнева и вскоре уехала в Лондон.

Тем не менее, роман продолжался, хотя Пелевина даже не знала ни фамилии Андрея, ни сколько ему лет, ни где он живет. "Об этом не полагалось спрашивать", - пишет автор. Пелевина и Яхнев обнаружили, что их взгляды во многом совпадают. В письменном интервью газете Яхнев утверждает, что российские террористы спонсируются политическими кланами, борющимися за власть и административные ресурсы на Северном Кавказе, и бороться с ними надо социально-экономическими методами. Последний раз Пелевина видела Яхнева на свободе в ноябре 2007 года, когда он признался ей, что подумывает уйти со службы.

Пелевина написала пьесу о захвате заложников в "Норд-Осте", сообщает издание. Незадолго до ареста Яхнева ею заинтересовался режиссер из Махачкалы, и вскоре начались репетиции. Премьера состоялась 4 апреля, причем зрители устроили овацию, но присутствовавший на спектакле президент Дагестана Муху Алиев демонстративно ушел. Вскоре спектакль был запрещен президентом как восхваление терроризма. "Всего через несколько минут после окончания спектакля в доме, где Пелевина останавливалась в Москве у своих дедушки и бабушки, прогремел взрыв", - сообщает издание. Погибло три человека, родственники Пелевиной не пострадали. По официальной версии, двое из погибших, ультраправые националисты, пытались изготовить бомбу, которая взорвалась. "Серьезного расследования этого инцидента проведено не было", - пишет газета, отмечая, что время взрыва наталкивает на подозрения.

Корреспондент Шон Уолкер сообщает, что познакомился с Натальей Пелевиной год назад, чтобы обсудить историю с постановкой ее пьесы в Махачкале. "Постепенно она начала рассказывать подробности о своих отношениях с Яхневым и его аресте. Сначала все это казалось неправдоподобным, но в итоге, заинтересовавшись, я поехал на суд в Жердевку", - пишет автор, поясняя, что туда его довез адвокат Яхнева Владимир Самарин.

По версии обвинения, житель Каспийска Али Магомедов узнал, что двое его земляков повезут в Москву крупную сумму денег. Он предложил своему московскому приятелю Мюидову перехватить их и ограбить. Мюидов завербовал Яхнева, который должен был обеспечить им официальное прикрытие. К банде присоединились еще трое мужчин, сообщает издание. Соучастники перехватили машину с деньгами близ Жердевки, перегородили ей дорогу своими автомо
билями, сделали несколько выстрелов, забрали деньги и уехали.

Яхнев, со своей стороны, утверждает, что Магомедов, как и Мюидов, был его надежным информатором и предоставлял сведения о планах террористов. "25 января Мюидов, встретившись с Яхневым, упомянул о перевозке денег. Он утверждал, что не знает, откуда везут деньги и чьи они, но попросил Яхнева о помощи", - пишет газета, ссылаясь на интервью подсудимого и его адвоката. По словам Яхнева, его интерес к перевозчикам денег был чисто профессиональным. Как утверждает Яхнев, во время инцидента он даже не выходил из машины. Мюидов вернулся с деньгами, и они поехали в сторону Москвы. Вскоре машину остановили милиционеры. Увидев документы Яхнева, они в страхе связались с Москвой. По-видимому, сверху поступил приказ игнорировать запрет на обыски, предписанный документами, и арестовать Яхнева, предполагает газета.

"Версия Яхнева кажется странной, но, судя по слухам о коррупции в российских спецслужбах, у человека на его должности есть более легкие и надежные способы обогатиться, чем засада на каких-то незнакомых дагестанцев", - отмечает автор. Яхнев уверял, что правда выяснится, как только его начальство предоставит рапорт, написанный им перед отъездом из Москвы. Однако ему сказали, что такого документа не обнаружено. Сам Яхнев полагает, что начальство решило сквитаться с ним за то, что он в качестве высококлассного специалиста говорил с вышестоящими на равных и никогда не скрывал своего мнения. Бывшие сослуживцы Яхнева отказались давать интервью газете даже на условиях анонимности. По словам Яхнева, им пригрозили увольнением и тюрьмой.

На судебном заседании, где присутствовал Уолкер, была показана видеозапись допроса Магомедова. "Следователь несколько раз упоминал фамилию Яхнева, но Магомедов ни в чем не признавался и не давал показаний на Яхнева", - пишет автор. Корреспондента удивило, что эта видеозапись представлена не стороной защиты как свидетельство абсурдности расследования, но обвинением в качестве ключевого доказательства. Адвокат Яхнева Самарин призвал изъять видеозапись из числа улик, так как она была сделана без соответствующей санкции. На следующем заседании так и было сделано. "Судья все это время ведет себя безупречно - почтительно относится к аргументам защиты и соблюдает все процессуальные нормы - в московских судах так происходит намного реже", - сообщил изданию Самарин. Однако на оправдание своего подзащитного Самарин не очень надеется.

"Захват заложников на представлении "Норд-Оста" - один из самых щекотливых эпизодов новейшей российской истории, и многие могущественные люди жаждут сохранить истинные подробности событий под покровом тайны. Поэтому сотрудник, говорящий правду о природе кавказского терроризма, мог показаться лишним", - заключает автор. По его мнению, в современной России опасно знать слишком много.

Источник: Inopressa.ru

Добавить комментарий

Апрель 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30