Семь ипостасей Путина

Каково представление Владимира Путина о постпутинской России? Может ли он себе представить, что следующий российский лидер будет избран на свободных и честных выборах? Не боится ли он дворцового переворота или насильственных уличных протестов? Мы не можем знать, что у Путина на уме, однако никто не мешает нам строить предположения.

«Любое уважающее себя разведывательное агентство должно иметь путинолога на полной ставке, - написал недавно Ричард Лури (Richard Lourie), - и одна из причин этого состоит в том, что президент Владимир Путин в одиночку правит Россией. За ним - последнее слово».

Поэтому неудивительно, что большинство из тех людей, которые пытаются объяснить современную Россию, заканчивают тем, что садятся писать биографию Путина, историю жизни загадочного бывшего полковника КГБ, который появился ниоткуда и которому теперь больше некуда уходить. Сегодня правильно понять Россию - значит правильно понять Путина. В его биографиях предпринимается попытки описать не только то, что было, но и то, что произойдет в ближайшем будущем.

Новая книга о Путине Фионы Хилл (Fiona Hill) и Клиффорда Гэдди (Cliaaord Gaddy) «Мистер Путин: оперативник в Кремле» (Mr. Putin: Operative in the Kremlin) является именно такой биографией Путина, которая наилучшим образом отвечает на последний вопрос. Это очень умная и вдумчивая работа. Ее авторы, написавшие вместе еще и получившую высокую оценку книгу под названием «Сибирское проклятье: как коммунистические плановики заморозили Россию» (The Siberia Curse: How Communist Planners Left Russia Out in the Cold), все делают для того, чтобы показать действия Путина, а также его бездействие в более широком контексте тех выборов, перед которыми находилось российское общество в течение последних двух десятилетий.

Отправная мысль Хилл и Гэдди состоит в том, что политику Путина формирует не идеология, а накопленный опыт. Интерпретация опыта и является формулой этой книги. «Путин сам формировал собственную судьбу, и в большой степени это объясняется основами его идентичности», - подчеркивают авторы. Поэтому для них рассказ о жизни Путина означает конструирование его основных образов: государственник; исторический деятель; человек, способный выживать; аутсайдер; сторонник свободного рынка и оперативный сотрудник.

1. Путин как государственник

Тот факт, что Путин является сторонником государственного контроля, не связан с его воспитанием в системе КГБ и не имеет отношения к ностальгии по советскому прошлому. Это является следствием неприятия российским обществом провала государства в первое посткоммунистическое десятилетие. Страх провала государства лучше всего объясняет решение президента Ельцина назначить Путина своим преемником, а также то обстоятельство, что большинство россиян приветствовали бывшего полковника КГБ в качестве своего лидера.

По мере того, как воспоминания о 1990-х годах блекнут, популярность Путина падает. Суверенитет, а не только процветание - вот что находилось в центре пакта Путина с российским народом. В 2000 году россияне хотели видеть такое государство, которое можно было бы уважать.

2. Путин как исторический деятель

Вопреки многим критикам Путина, которые видят в нем случайного правителя, страдающего от алчного презентизма, Хилл и Гэдди представляют его как исторического деятеля - как человека, осознающего свою историческую роль и озабоченного российской историей, но вместе с тем, не способного предложить привлекательный образ России XXI века. Путину не кажется странным то, что российские граждане празднуют Сталинградскую битву, а спустя неделю отмечают годовщину правления династии Романовых. Он смотрит на русскую историю преимущественно как на инструмент для выживания страны.

Поколение Путина цинично и лишено идеологии, однако он отдает должное роли идеологии в силовой политике. Путин очень хотел бы иметь российскую идеологию, - идеологию, способную дать идентичность стране и режиму. Россия нуждается в идеологии для того, чтобы защитить себя от пороков глобализации. Поэтому альянс Кремля с Православной церковью является не тактическим маневром, а политическим императивом.

3. Путин как человек, способный выживать

Путин как человек, способный выживать, является, вероятно, наиболее интересной идентичностью, представленной в книге. Как мудро замечают авторы, существует бо

Добавить комментарий

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930