Секретная армия Кремля

spetsnaz-russiaБоевые возможности внутренних войск в последнее время стремительно наращиваются. Около 80 процентов всей техники и вооружения ВВ МВД - новых образцов: такое перевооружение «обычной» армии и не снилось! Для чего готовят, с кем собираются воевать и кого защищать части и соединения, существующие для охраны правопорядка?

Когда российское правительство наконец признало тот факт, что мировой экономический кризис не обошел стороной нашу «тихую гавань», и на лентах информагентств стали появляться сводки о том, что россияне начинают протестовать против перекладывания тягот финансового кризиса на их плечи, слово взяли силовики. Слово прозвучало веско. По сообщениям тех же информагентств, главком внутренних войск МВД России генерал армии Николай Рогожкин заявил: «Руководство страны приняло решение поддержать численность внутренних войск на прежнем уровне», и потому их сокращение приостановлено. Поскольку сам был на той пресс-конференции, могу сказать, что реплика звучала иначе: принято решение поддержать численность внутренних войск в том объеме, который необходим.

А вот какой объем необходим, кому и для чего, от главкома никто не услышал, он деликатно уклонился от деталей, выдав обтекаемую фразу: все, мол, зависит от задач, которые будут выполняться внутренними войсками. Формулировка столь гибка, что запросто позволяет нарастить мощь ВВ МВД, если пресловутый «объем задач» вдруг переменится.

Больше ничего существенного из слов главкома узнать не удалось: дальше он говорил об успехах и достижениях. А узнать хотелось многое. Например, насколько соответствуют действительности упорно циркулирующие слухи, что речь идет вовсе уже ни какой-то там «приостановке сокращения», а о наращивании внутренних войск.

Спустя несколько дней пришла новая весть: во внутренних войсках создаются три Центра специального назначения (ЦСН), аналогичных ЦСН ФСБ. В их состав, помимо существующих отрядов специального назначения, введут подразделения парапланеристов, водолазов и прочих спецов, которые обеспечат выполнение «любой поставленной задачи». Первый такой центр уже создан в Отдельной дивизии оперативного назначения (бывшая дивизия им. Ф. Э. Дзержинского).

А в середине января этого года главком внутренних войск Рогожкин был назначен заместителем министра внутренних дел. Когда-то главкомы ВВ получали приставку «заместитель министра» по положению, в комплекте с основной должностью, но с 2004 года, когда на должность главкома как раз и заступил Рогожкин, такой порядок был отменен, что несомненно означало понижение статуса самого командующего и роли возглавляемой им структуры. Не исключено, что за нововведением стоит намерение главы правительства взять внутренние войска под прямой контроль: ведь теперь как заместитель министра главком становится подотчетен уже и ему.

Загадочная математика

Система органов внутренних «распылена» по субъектам федерации, и вовсе не представляет собой, как может показаться, единый ударный «кулак» Центра. Региональные структуры и силы МВД (республиканские МВД, краевые и областные ГУВД, всевозможные ОМОНы, СОБРы и т.п.) фактически находятся в двойной зависимости - от центрального министерства и от местных властей.

А вот внутренние войска - ударный механизм Кремля, региональным властям никоим образом не подчиненный. Финансирование, вооружение, тыловое обеспечение, кадровые вопросы - все это компетенция исключительно главкомата, к этим вопросам даже центральный аппарат МВД касательство имеет весьма слабое. Точно так же было и в советские времена, когда существовали внутренние войска МВД СССР - и никаких там войск союзных республик. По сути, ВВ выполняли роль обруча, стягивающего огромную многонациональную страну, потенциально готовую к распаду. На закате Союза именно при помощи внутренних войск МВД СССР Москва пыталась остановить распад, в то время как местные органы внутренних дел, как правило, либо стремительно разваливались, либо становились опорой сепаратизма. И неудивительно, что Кремль всегда блокировал любые попытки как подчинить внутренние войска местным органам, так и передать их под начало армии. В системе Минобороны приказ проходит слишком много фильтров и инстанций: сам министр, начальник Генштаба, командования видов и родов войск, округов. А тут приказ можно было отдать напрямую, минуя даже министра внутренних дел, не испрашивая к
тому же даже формального согласия всяких там «парламентов».

Данные о численности ВВ сильно разнятся. В марте 2006 года, сообщая о планах сокращения ВВ МВД до 140 тысяч человек к 2011 году, Рогожкин говорил: «На сегодняшний день численность внутренних войск составляет около 200 тысяч человек». В марте 2008-го, уже после всех «сокращений», группировка внутренних войск МВД по-прежнему составляла «около 200 тысяч военнослужащих». «Сокращения» шли так успешно, что, когда их решено было прекратить в декабре прошлого года, численность осталась все той же, что в 2006-м...

На самом деле реальное сокращение внутренние войска претерпели только во второй половине 1990-х годов, когда с 304 тысяч в 1996-м (мощь, сопоставимая с Сухопутными войсками ВС РФ) они уменьшились до 203 тысяч в 1999-м. С тех пор, то есть с момента прихода к власти Владимира Путина, их численность, как мы видим, не претерпела изменений, несмотря на неоднократные заявления о необходимости сокращения штатов и о том, что эти сокращения якобы уже проводятся.

Войска специального назначения все эти годы и вовсе только наращивались. Как уточнил главком в одном из интервью, в этих войсках «насчитывается семнадцать отрядов специального назначения, четыре отдельных разведывательных батальона, один отряд специального назначения радиоэлектронной разведки. В составе частей оперативного назначения и частей по охране важных государственных объектов есть роты специального назначения и роты разведки, а также разведвзводы и взводы спецназа».

Правда, по словам главкома, «точная численность спецназа - военная тайна». Но, видимо, не особая. Еще 1 сентября 2006 года, торжественно анонсируя создание отряда спецназа «Пересвет» (17-го по счету во внутренних войсках), генерал Рогожкин уточнил: численность спецназа ВВ составляет около 17 тысяч человек. Надо полагать, меньше с тех пор не стало - скорее наоборот, раз уже и дельтапланеристов набирают.

К слову о дельтапланеристах и о созданных в декабре новых Центрах спецназначения во внутренних войсках, в состав которых и вошли новые отряды. Круг их задач главком тогда очертил недвусмысленно: в Чечне личный состав новых отрядов применяться не будет, их создание «обусловлено тем, что в столице должно быть создано еще одно подразделение для участия в массовых мероприятиях и для быстрого реагирования на сложные ситуации силовыми мерами».

Из пушек - по кому?

В рамках анонсированного в 2005-2006 гг. плана «реформирования» ВВ звучали декларации, что до конца 2006 года из их состава будут изъяты танки, вообще все тяжелое вооружение (в том числе артиллерийское), которое передадут министерству обороны. А этого добра у внутренних войск хватало: были и танки, БМП и БТРы, различные артсистемы.

В марте 2008 года главком уверял: «Мы передали тяжелую бронированную технику в Министерство обороны». Но нет пока данных, подтверждающих, например, что расформирован танковый батальон Отдельной дивизии оперативного назначения (бывшая дивизия им. Дзержинского).

31 декабря 2008 года в интервью «Красной звезде» заместитель главкома ВВ МВД по вооружению - начальник вооружения генерал-лейтенант Сергей Юрченко вдруг обмолвился, что во внутренние войска поступают новые «средства артиллерийской разведки». Значит, о передаче артиллерии из внутренних войск в МО нет и речи, иначе зачем оснащаться новейшими системами артразведки?

Главное командование внутренних войск и не скрывает, что происходит ускоренное насыщение внутренних войск мощным и современным вооружением. Может быть, от устаревшей бронетехники и на самом деле частично избавились, но факт, что огневая и, в частности, стрелковая мощь внутренних войск за последние несколько лет выросла значительно.

ВВ накачивают новой бронетехникой, аналоговые средства связи в темпе заменяются на цифровые. Внутренние войска вооружаются новейшим стрелковым оружием, о чем летом 2008 года поведал в интервью замглавкома генерал-полковник Валерий Баранов: «В настоящее время ВВ МВД... оснащаются самыми современными видами стрелкового вооружения... За последние годы в подразделения внутренних войск поступили и уже успели хорошо себя зарекомендовать при выполнении боевых задач 7,62-мм пулемет пехотный ПКП «Печенег», гранатометы ГП-30, РГС-50 и ГМ-94, снайперские винтовки ВСС «Винторез», СВ-98 и АСВК, специальные автоматы АС «Вал», пистолеты-пулеметы СР-2М с прибором бесшумной стрельбы... Для вооружения Центра специального назначения «Витязь» поставлены новые образцы стрелкового оружия: 7,62-мм автоматы АК-104, 9-мм са
мозарядные пистолеты Сердюкова СР-1М, 9-мм пистолеты-пулеметы СР-2М, АЕК-919К, ПП-19-01 «Витязь-СН».

Из еще одного интервью генерала Юрченко почерпнута мной информация о поступлении на вооружение ВВ новых боеприпасов, «в том числе бронебойных, которые будут пробивать броню толщиной в железнодорожную рельсу». Но для чего войскам, чья задача - охрана правопорядка внутри страны, вдруг понадобилось пробивать из автомата броню толщиной в рельс?

Рассматривается вопрос об оснащении ВВ беспилотными летательными аппаратами, «чтобы иметь данные об обстановке в радиусе до 50 км от расположения части». Можно сделать вывод, что по мобильности и техническому оснащению внутренние войска сегодня подчас значительно превосходят армейские. Около 80 процентов всей техники и вооружения ВВ МВД относится к новым образцам - такой перевооруженческий рывок армии и не снился!

«Артиллерия правопорядка» - так именуется один из разделов сайта ВВ МВД. Из размещенного на нем интервью начальника артиллерии ВВ генерал-майора Анатолия Киреева мы узнаем, что его артиллеристы скоро получат новые автомобили «Урал» со специальной платформой, оборудованной для стационарной установки зенитной системы ЗУ-23. «Зушки» - средство борьбы с вертолетами и низколетящими самолетами: кого собираются сбивать зенитчики внутренних войск? Пока что ни единого ударного вертолета или штурмовика у участников «маршей несогласных», равно как и протестующих против повышения пошлин на иномарки, нет. Тем не менее, огневые возможности штатной артиллерии внутренних войск с 1999 года увеличились более чем в 14 раз (информация с того же сайта).

У внутренних войск есть и авиация: 13 авиаполков и отдельных эскадрилий. Как сообщал заместитель главкома по авиации - начальник авиационного управления ВВ МВД генерал-лейтенант Юрий Пыльнев, «мы эксплуатируем 6 типов самолетов и 3 типа вертолетов». Для полноты картины добавим, что у внутренних войск имеется, по сути, и свой флот - морские части, на вооружении которых катера (свыше 120 единиц, в том числе бронированных), вооруженные пулеметами и автоматическими гранатометами.

По данным российского информагентства «Индустрия безопасности», в составе ВВ МВД России свыше 1,5 тысячи моряков, из них около 200 водолазов. По иным источникам, всего в частях внутренних войск (не только морских) не менее 500 боевых пловцов-диверсантов. А в перспективе планируется создать не только новые боевые, но и «транспортные морские подразделения, оснастить их необходимой техникой для выполнения задач по переброске личного состава и воинских грузов на большие расстояния», потому что «десантные корабли... окупят затраты по своему строительству и содержанию уже через 4-5 лет». Так писала в октябре 2007 года «Красная звезда». Фактически речь идет о создании морской пехоты - морских десантных сил внутренних войск!

Миллиарды для ОМОНа

Естественно, все это требует затрат. С финансированием перевооруженческой программы у внутренних войск, похоже, проблем нет. В 2007 году на закупки спецтехники и вооружения для милиции и ВВ потрачено свыше 3 млрд рублей - эту цифру называл министр внутренних дел Рашид Нургалиев. В 2008 году расходы на закупки нового вооружения и спецтехники уже только для внутренних войск должны были составить не менее 5,5 млрд рублей - эти данные приводит начальник Главного штаба ВВ МВД генерал-полковник Сергей Бунин. А генерал Валерий Баранов сообщил, что в последние годы финансирование научно-исследовательских работ в интересах «улучшения оснащенности ВВ» увеличились более чем в 10 раз. В свете всего этого циркулирующая в последнее время информация, что только на нужды подразделений ОМОНов в кризисном 2009 году будет выделено из бюджета 9 млрд рублей, вовсе не кажется фантастической.

Заметим, что внутренние войска ускоренно наращивают свою мощь на фоне деклараций о «реформировании» Вооруженных сил путем их сокращения и перевода на бригадный формат. При этом о реальном структурном реформировании внутренних войск и вообще системы МВД нет и речи. И еще: в то время как нам доказывают, что сеть учебных заведений Вооруженных сил нужно урезать (с нынешних 65 до десяти), на огромное количество учебных заведений МВД (их 90, в том числе пять - собственно внутренних войск) никто не покушается.

Опыт агрессивно-насильственного поведения

Однако, быть может, при таком рачительном отношении во внутренних войсках порядка больше, чем в армии, и поэтому на них власть особенно как-то рассчитывает и полагается? Рассчитывать-то
она, возможно, и рассчитывает, но говорить о том, что обстановка в ВВ отличается от армейской в лучшую сторону (или хотя бы имеет тенденцию к улучшению), не приходится. Наоборот, генерал-лейтенант Павел Дашков, командующий войсками Северо-Западного регионального командования внутренних войск МВД России, с горечью признает: «К сожалению, имеется тенденция к повышению преступности среди офицерского состава».

Не секрет, например, что жители подмосковного Софрино и близлежащих поселков с большой опаской относятся к военнослужащим дислоцированной там одноименной бригады внутренних войск. И встречи с ними избегают не только на темной дороге, но и средь бела дня. Более того, порой они даже раздраженно именуют их «отморозками». Почему-то не нравится местным жителям, что защитники правопорядка взяли моду ездить за водкой на БТР, а потом слегка дебоширить, требуя скидок на горячительный товар. Продавцам в качестве аргумента в споре могут предъявить пистолет, а могут и ларек разгромить - таких случаев хватает. Несколько лет назад 12 офицеров и контрактников Софринской бригады ВВ, затарившись водкой, всю ночь гудели возле магазина. А потом им показалось мало, и они пошли на «штурм» торговой точки. Продавцы, отбиваясь, пальнули из охотничьего ружья. Вояки покинули поле боя с потерями: одного офицера сразила пуля, второй погиб под колесами грузовика, на котором и приехали за водкой...

Схожие истории в изобилии вы услышите от обитателей едва ли не всех местечек, где расквартированы бойцы внутренних войск. В Железногорске Красноярского края есть в/ч №3377, специализирующаяся на охране атомных объектов. За этой частью закрепилась плохая репутация: солдаты гибли там едва ли не каждую неделю. Правда, по официальным версиям, они сами ни с того ни с сего пускали себе очереди в живот или голову, иногда получали пули или подрывались на гранатах «по неосторожности», часто (опять же без всяких видимых причин) вешались или расстреливали друг друга в караулах.

Вот еще сводки. Военный суд Новосибирского гарнизона вынес приговоры трем военнослужащим внутренних войск МВД РФ, призванным из Ингушетии: избили сослуживца за отказ принести водку. 13 военнослужащих внутренних войск самовольно покинули свою часть в Москве, обратившись в военную прокуратуру: замордовали! Процесс в Новгородском гарнизонном суде: 14 солдат и сержантов сбежали из батальона внутренних войск, обратившись в гарнизонную прокуратуру: их «достали» крутые сослуживцы из Дагестана.

Три года назад Ленинградский окружной военный суд вынес приговор двум офицерам внутренних войск МВД: от их мошенничеств с жилищными сертификатами потери составили 33 миллиона 356 тысяч рублей. По данным за 2006 год в частях ВВ МВД Московского округа внутренних войск к материальной ответственности было привлечено 1765 военнослужащих.

На тему преступности во внутренних войсках уже пишутся диссертации. Вот одна из тем: «Криминологическая характеристика и предупреждение хищений огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, совершаемых военнослужащими внутренних войск МВД России». Вот еще одна: «Криминологическая характеристика насильственной преступности среди военнослужащих внутренних войск МВД России и ее предупреждение». «Исследования показывают, - читаем в автореферате, автор которого Сергей Мазур, - что во внутренних войсках МВД России значительно возросло количество тяжких преступлений с применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств. Активно используется оружие при групповых насильственных преступлениях против личности военнослужащих и граждан». Автор диссертации изучил 156 уголовных дел, проанкетировал 840 и лично опросил 280 военнослужащих ВВ МВД, «совершивших насильственные преступления».

Нарисованный им портрет офицера-преступника заслуживает отдельного цитирования: «Офицер, совершивший насильственное преступление - это сложившаяся личность холерического темперамента, имеющая опыт агрессивно-насильственного поведения (приобретенный в военных училищах, военных институтах внутренних войск МВД России), исключительно корыстные побуждения (связанные и не связанные с карьеристскими устремлениями), испытывающая косвенное влияние представителей криминального мира (в том числе организованной преступности), обладающая психологией «временщика» и безразличная к судьбам подчиненных в частности и внутренним войскам МВД России вообще».

По сути, сказано: преступников порождает и воспитывает
сама система подготовки кадров внутренних войск. Разумеется, далеко не все офицеры ВВ подпадают под эту характеристику, среди них, можно не сомневаться, великое множество достойных людей.

Чьи вы, гвардейцы?

Примечательно, что во главе внутренних войск уже много лет стоят армейские генералы. Генералов внутренней службы, закончивших учебные заведения МВД и сделавших карьеру во внутренних войсках, и, тем паче, милицейских генералов к основным постам в центральном аппарате Главкомата не подпускают. Сам главком, генерал армии Николай Рогожкин, откомандирован во внутренние войска в 2000-м с должности заместителя начальника Главного штаба Сухопутных войск. Из девяти его замов пять прикомандированы к ВВ из Вооруженных сил, все они занимают ключевые позиции: возглавляют штаб, управление боевой подготовки, авиацию... Предыдущий главком, генерал Вячеслав Тихомиров - также армеец. Картина получается весьма любопытная: министерство, к которому относятся ВВ, - внутренних дел, но сам министр - чекист, как и ряд его замов.

Конечно, хотелось бы верить, что бойцов невидимого фронта забросили в МВД для разгребания авгиевых конюшен. Увы, результатов только пока не видно. Впрочем, разве мы знаем точно, каких именно «результатов» ждет власть от ВВ?

Внутренние войска - это национальная гвардия - по назначению, структуре и т. д. В 1990-е годы неоднократно ставился вопрос о создании на основе ВВ национальной (федеральной или президентской) гвардии - отдельной структуры, подчиненной лишь президенту и не входящей в МВД. Утверждают, что в 1998-м президент Ельцин даже подписал указ о преобразовании ВВ в Президентскую гвардию, но потом указ лег под сукно. Выделение мощных ВВ в качестве самостоятельной структуры, обретающей новое качество, расходилось с интересами прочих силовых ведомств. Однако, идя навстречу «традиционным» силовикам, Кремль на корню пресекал попытки поглощения внутренних войск «смежными» конторами.

В свое время за ВВ боролся бессменный глава МЧС Сергей Шойгу, но усиливать его и без того мощное ведомство никто не собирался.

Внутренние войска - мощнейший силовой инструмент внутренней политики. Власть не забывает об этом никогда, но особенное внимание уделяет ВВ и ситуации в них в смутные, кризисные времена. Стоит вспомнить самый конец прошлого десятилетия и то, что именно с руководством внутренних войск вел тайные переговоры кандидат в отечественные Бонапарты, боевой генерал Лев Рохлин, на предмет невмешательства ВВ в политические события, если последние примут «нештатный» оборот. Дело было весной 1998 года, а в начале лета генерал Рохлин погиб при загадочных, до сих пор до конца не выясненных обстоятельствах.

А еще через несколько месяцев президент Ельцин снял главкома ВВ МВД генерал-полковника Павла Маслова, уже было представленного к званию генерала армии. По слухам, как раз за то, что главком отказался разрабатывать план введения ЧП и ясно дал понять президенту: «в случае чего» внутренние войска ни на чьей стороне в события вмешиваться не будут и втягивать их в политику не нужно...

И последнее наблюдение. Да, боевая мощь внутренних войск растет на глазах, на их нужды и содержание, в частности, на повышение окладов бойцам ОМОНов, средства отпускаются, словно на дворе полное благополучие, а не кризисный 2009-й год с его очевидной необходимостью секвестра бюджета и затягивания всех имеющихся «поясов».

Но ведь параллельно идет процесс противоположный: огневая мощь многочисленных милицейских структур в регионах качественно ослабляется, особенно в национальных образованиях. Предлог благовидный: МВД перевооружается, поэтому из милиции будут изымать автоматы Калашникова (а также пулеметы и гранатометы), переводя ее на новые и «более эффективные» пистолеты-пулеметы. Пули которых, мол, обладают «меньшей рикошетирующей способностью», что «удобно для городских условий». Оно, может, и удобно, только по своим боевым возможностям все эти «витязи», «кедры», «клины» и прочие «кипарисы» сильно уступают автомату Калашникова, да еще и с боеприпасом, прошивающим рельс. После этого «перевооружения» милицейские формирования фактически не смогут действовать вне городской черты. И подготовку сотрудников региональных структур МВД улучшать никто не собирается - в противовес резкому улучшению уровня боевой подготовки внутренних войск.

Парадокс? Да, если не вспомнить, что внутренние войска напрямую подчинены лишь президенту, а местные органы МВД де-факто находятся под крылом региональных властей
, лояльность которых в условиях нарастающего кризиса - отнюдь не аксиома.

Источник: Informacia.ru

Добавить комментарий

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031