С “кавказской” внешностью в метро лучше не спускаться

01metroПосле того как ответственность за взрывы в московском метро взял на себя "эмир Кавказа" и кавказское происхождение террористок стало очевидным, у москвичей нарастает ксенофобия, чем пытаются воспользоваться ультранационалисты. Россия сама подпитывает радикальный ислам - жестокими "зачистками" на Северном Кавказе и отсутствием комплексной стратегии, пишут зарубежные СМИ.

Подстегиваемые громкими заявлениями президента Медведева и премьера Путина, правоохранительные органы продолжают разыскивать организаторов кровавых терактов в московском метро, пишет Die Welt. Медведев подчеркивает, что действия государства в отношении бандитов останутся прежними, проведение операций будет продолжено, бандиты будут уничтожаться без всяких колебаний. При этом во время неожиданного визита в дагестанский Кизляр, где через два дня после терактов в Москве прогремели взрывы, унесшие 12 жизней, российский президент заявил, что ситуация в Дагестане "достаточно стабильная и спокойная".

Ответственность за взрывы в метро взял на себя самопровозглашенный "эмир Кавказа" Доку Умаров, пообещав на этом не останавливаться, напоминает издание, а в пятницу российские СМИ сообщили, что опознана одна из смертниц, взорвавшая бомбу на станции метро "Лубянка": это 17-летняя жительница дагестанского Хасавюрта Дженнет Абдурахмановой, вдова уничтоженного в ходе спецоперации чеченского боевика. При ней обнаружено любовное послание, оканчивающееся словами на арабском: "Встретимся на небесах".

Другую террористку предположительно опознал отец, пишет The Wall Street Journal. Отец 28-летней школьной учительницы из Дагестана Расул Магомедов заявил в воскресенье, что опознал дочь, Марьям, по фотографии отсеченной головы одной из шахидок; снимок широко растиражирован в российской прессе. Магомедов связался с российскими службами безопасности, которые пришли в его дом в воскресенье, чтобы взять образцы ДНК у него и его жены.

По словам Магомедова, спецслужбы подозревают, что его дочь состояла в тайном браке с местным лидером сепаратистов, но он это отрицает. "У нас никогда не было проблем с дочерью, - утверждает он. - Да, она была набожна, но никогда не высказывала никаких радикальных убеждений". Между тем брат Марьям был не в ладах с дагестанскими властями и сидел полгода в тюрьме по подозрению в хранении оружия и причастности к похищению людей.

Противник Кремля на Северном Кавказе изменился, констатирует The Guardian: новое поколение инсургентов преследует откровенно-исламистскую цель - создание радикального всекавказского эмирата, который будет жить по шариату. По данным издания, в феврале Умаров поклялся "освободить" не только Северный Кавказ и Краснодарский край, но также Астрахань и Поволжье. "Мятежники все чаще используют новое оружие - интернет", - отмечает газета, упоминая о джихадистских проповедях Саида Бурятского, убитого российскими спецназовцами в начале марта.

Правозащитные организации критикуют обе стороны: они обвиняют и мятежников, и власти в неуважении к человеческим жизням. "Как можно было предсказать, реакция Кремля на взрывы в метро исполнена мстительности", - пишет автор статьи, подчеркивая, что движущими силами инсургентского движения являются многочисленные социально-экономические факторы: нищета, безработица, жестокость милиции и коррупция.

Автор статьи Люк Гардинг напоминает историю в Ачхой-Мартане, когда сборщики черемши ненамеренно забрели в зону контртеррористической операции, которую российские войска осуществляли в густом лесу на чечено-ингушской границе, и несколько безвинных мирных граждан были убиты. "Нельзя отрицать, что жесткие действия российских сил безопасности подогревают повстанческое движение на Северном Кавказе", - пишет Гардинг.

Проблема терроризма требует долговременной, связной стратегии, но российская система жесткого государственного управления, не подотчетного обществу, является помехой для стратегического мышления, считает обозреватель The Washington Post Маша Липман. Мирное соглашение с Чечней от 1996 года свидетельствовало о слабости России, и Путин счел, что выход - в новой войне, но она "повлекла за собой новые зверства, еще большее ожесточение, а в России в целом - рост ксенофобии в отношении "кавказцев".

По мнению Липман, к середине 2000-х годов в Чечне отпала проблема сепаратизма, но стала назревать новая - взлет популярности радикального ислама, который набл

Добавить комментарий

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930