Российская история в новой интерпретации: Кремль хочет кое-что “поправить”

russian-ideologyВ советские времена ходил горький анекдот о том, что Россия это единственная в мире страна с непредсказуемым прошлым. Эта насмешка вновь дала о себе знать в последние дни, когда Кремль объявил о создании специальной комиссии в составе 28 человек, в задачи которой будет входить изучение и противодействие проявлениям "исторического ревизионизма", наносящим ущерб имиджу России.

Эту не обладающую юридическими полномочиями комиссию возглавит глава администрации президента Дмитрия Медведева Сергей Нарышкин. В ее состав войдет небольшое количество историков, а также депутаты парламента, кремлевские чиновники, начальник Генерального штаба вооруженных сил и представители Федеральной службы безопасности.

Но в дополнительном законе, который предлагает принять прокремлевская партия "Единая Россия", и который скоро поступит на рассмотрение в Государственную Думу, предусматриваются штрафы и тюремное заключение сроком до пяти лет для тех, кто будет признан виновным в "отрицании решений Нюрнбергского трибунала".

Это реакция на увеличивающееся количество историографических работ в бывших советских республиках и странах Восточной Европы, в которых долгие годы советского господства приравниваются по своему характеру к фашистской оккупации, а также делается вывод о том, что настоящее освобождение пришло в эти страны только с распадом Советского Союза. Еще большее раздражение у русских вызывают попытки некоторых государств, таких как Украина и Латвия, "реабилитировать" граждан, носивших во время Второй мировой войны немецкую форму и боровшихся с наступающей Красной Армией.

"Давно пора проанализировать то, что здесь происходит, и решить, какие документы нам надо отыскать и опубликовать для противодействия этим новым интерпретациям, - говорит историк и бывший депутат Государственной Думы Наталья Нарочницкая, вошедшая в состав новой комиссии, - если страна не может прийти к единому мнению в понимании собственного прошлого, то она не сможет сформулировать свои национальные интересы".

Нарочницкая настаивает на том, что задачей комиссии должно стать изучение проблемы и представление рекомендаций, а не навязывание партийной линии в советском духе. "У всех стран имеется такая проблема равновесия, и всем им приходится находить свой путь между унижением и нормальной самокритикой", - говорит она.

Критики встревожены тем, что они называют явным откатом к советским методам интеллектуального контроля.

"Нельзя бороться с фальсификацией истории созданием бюрократических комиссий, - говорит Сергей Соловьев, редактор российского журнала "Скепсис", цель которого - продвижение межкультурной дискуссии, - такая комиссия будет совершенно бесполезной, либо она превратится в инструмент для подавления людей, придерживающихся различных точек зрения".

У БЫВШИХ СОВЕТСКИХ РЕСПУБЛИК ИНЫЕ ВЗГЛЯДЫ НА ФАКТЫ

Кремль разгневан так называемыми попытками "пересмотра" результатов Второй мировой войны в ряде стран Восточной Европы и постсоветского пространства. Перенос военных мемориалов Красной Армии в Польше и странах Балтии вызывает особенно сильное раздражение, как и уличные марши латвийских ветеранов СС, литовский закон о запрете на публичную демонстрацию советских символов и судебное преследование в Эстонии советского ветерана войны и орденоносца Арнольда Мери, которого обвиняют в геноциде и участии в депортации эстонцев в Сибирь. (Арнольд Мери скончался два месяца назад, до завершения судебного процесса.)

Еще один больной вопрос - это высокая публичная оценка президентом Виктором Ющенко Украинской повстанческой армии, которая при содействии ЦРУ вела партизанскую войну против СССР почти десять лет после окончания Второй мировой войны, а также попытки украинских властей добиться от международного сообщества признания в качестве "геноцида" массового голода, вызванного коллективизацией начала 30-х годов, в результате которого погибли миллионы советских крестьян. На Украине он получил название Голодомор.

В созданном недавно президентском блоге Медведев пожаловался, что "такие попытки [пересмотра истории] становятся все более жесткими, злыми, агрессивными : Мы оказываемся в ситуации, когда должны отстаивать историческую истину и даже еще раз доказывать те факты, которые еще совсем недавно казались абсолютно очевидными. Но это необходимо делать".< /p>

ИСТОРИЯ ВОЙНЫ - БОЛЕЗНЕННАЯ ТЕМА

В результате опроса общественного мнения, проведенного в прошлом месяце государственной организацией ВЦИОМ, выяснилось, что почти две трети россиян согласны с необходимостью объявить незаконными попытки "отрицания советской победы в Великой Отечественной войне", как в России называют Вторую мировую войну. Многие российские историки из старшего поколения согласны с тем, что создание такой комиссии и ее работа по борьбе с ревизионизмом - вещь хорошая.

"Нам надо было сделать это давно, - говорит герой войны и президент государственной Академии военных наук Махмут Гареев, - нельзя мириться с историческими фальсификациями, особенно с фальсификациями Второй мировой войны. Когда государственные органы примут свое решение, что-то можно будет исправить уже в ближайшем будущем".

Историк-диссидент советского периода Рой Медведев заявил, выступая на независимой радиостанции "Эхо Москвы", что идея создания такой комиссии в принципе не вызывает возражений - если она будет заниматься изучением истории и открытием доступа к архивам. Вместе с тем, он добавил: "Я резко протестую против любых мер уголовного преследования за фальсификацию, потому что это станет возрождением советской практики. Будет очень плохо, если публикация различного рода теорий и исследований окажется в итоге под запретом".

В ПОИСКАХ СТАБИЛЬНОГО ПРОШЛОГО

Национальное самосознание в России после распада Советского Союза находится в состоянии постоянного изменения вместе с ее идеологией и многонациональной империей. Первые постсоветские годы были отмечены суровым самобичеванием и масштабной деморализацией общества. Владимир Путин пришел десять лет назад к власти на волне ответной патриотической реакции, которая должна была рассеять это всепроникающее ощущение национального унижения и возродить чувство гордости за Россию, а также добиться признания положительных достижений советских лет.

Некоторые мыслители ультранационалистического толка, такие как Александр Дугин, возглавляющий влиятельное Международное евразийское движение, заявляют, что создание общенационального мифа, объединяющего всех русских, это достойная цель.

"Мы должны установить некоторые ограничения свободы слова, чтобы создать общенациональный консенсус и сохранить его для будущих поколений, - говорит Дугин, - миф, который обеспечивает постоянную точку отсчета для общества, необходим, чтобы очертить наш исторический путь. Это не фальшивка".

Но критики давно уже жалуются на то, что оборотной стороной путинской эпохи с ее рассчитанным на появление приятных ощущений подходом к истории стала тенденция умалять тяжесть многочисленных преступлений прошлого, включая массовые убийства людей сталинской секретной службой НКВД.

"Я даже не считаю [эту комиссию] законной. Наша конституция запрещает создание государственной идеологии и санкционирует идеологический плюрализм в России, - говорит бывший независимый депутат Госдумы Владимир Рыжков, - об истории можно спорить, но ее не должны навязывать те, кто в данный момент находятся у власти. Нашу историю веками писали и переписывали цари и комиссары. Поэтому новая комиссия может вызывать лишь сомнения и протесты".

Автор: Фред Уэйр ("Christian Science Monitor", США)

Ист очник: ИноСМИ.Ru

Добавить комментарий

Рекомендуем

Декабрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31