Россия. Удел людоедов

manТрагедия русского государства, осознанная в девяностые годы как «Так жить нельзя», на самом деле оказалась в том, что «ТАК ЖИТЬ» для нас оказалось «МОЖНО», и это еще огромный, болезненный и страшный вопрос: способны ли русские люди без царя и жестоких иноземцев, кнутов и лагерей, первый раз за тысячелетие выстроить свободное, не воровское и доброе, да просто – человеческое! - национальное государство.

Высохла перьевая… Старается, поднажмем, но - немеет до царапины посреди палочки или кривой, вторгаясь в существование слов собственными покашливаниями и натугой, и сдается, оставляя на пальцах извиняющиеся чернильные узорчатые пятна.

А без пера не могу подходящую подобрать. В канцелярских пещерах и садах. Где ручки разноцветно пробуют на роспись или волнистую каляку-маляку, на особом листке… Такую, чтобы не жирно, но непрерывно, густо, тонко и легко вела обещанные ценником синие четыре километра.

В верхнем ящике письменного стола катаются при гневном открытии отставленные перьевые, спрятавшие в колпачки дельфиньи морды - повалившаяся на бок флотилия, оставленная испарившимся чернильным морем, следом сгорает бумажная земля, и скоро «сопротивление бумаги перу» перейдет в «Словарь исчезнувших понятий и выражений», к «письменному столу», «красивому почерку», «зачитать до дыр», «не заворачивайте уголки страниц» и нас, обломков, можно будет опознать лишь по машинописной силе удара по клавиатуре и непреодолимому замедлению шага в виду вынесенных на помойку книг; «раз, раз…», так вот: услышав как сдувается м. предлагая, рекомендуя на следующие шесть лет заново избрать п., я, как и все лучшие русские люди, потушил телевизор и набил в поисковике «эмиграция в Англию», потом «…в Грецию», потом «…в Чехию», а потом оцепенело сидел и думал поверх сомкнутых в замок рук обычные мысли обычных малосильных людей: а родители, а дети… А деньги… А русский язык?

Последовавшее затем восстание интернет-казачества вместо ожидаемого вздымания победоносной волны («а завтра нас выйдет миллион, а послезавтра – ПЯТЬ миллионов, и ВСЕ ВОТ ЭТО ВОТ рухнет само! и друзей п. сменят друзья блогера n.) не вышло за численные пределы, обладателей скидочных карт московских кофеен, старшины переругались, а подступившее тепло увело казачьи дружины на традиционный промысел – набеги на приморские города Турции и Евросоюза, да и заплакавший на ветру п., вылез из норки не один, а вывел за собой сотни тысяч бюджетных рабов и союзных туземцев, доказав, что правлению его, или правлению его очередного нарукавника предел может положить одна только Естественная Гибель Организма в результате одного только Полного Исчерпания Жизненных Сил, но подарив радость неистовых размышлений «за политику» не обеспеченной госзаказом части русских мыслителей, особенно «гвардейцам перестройки» - они двадцать лет лупили из пулемета в чучело

«Во всем виноват с.», а теперь, наскоро протерев пролежни и поменяв позицию, садят пуля за пулей во «Во всем виноват п.», втягивая пехоту в существование благодаря (а иногда кажется – только на забаву) п. – вот как мы - про п.; вот и п. нас заметил; вон какие у п. часики, каблуки и щеки; а мы п. смело передразниваем; да мы смеемся над п! да что там у п. с той гимнасткой?! карлик! мимика, торс, амфора, меховая шапка, жена, его лошадка, истребитель, мотоцикл, шуточки и сладкое счастье говорить п. правду в лицо, сидя за чаепитием, почти напротив – мушиные перелеты вокруг ослепительно сияния несвержимого светила.

Все вот это вот не рухнуло, все вот это вот это оказалось укоренено, жизнеспособно не формальным избранием, а желанием русского народа версии «2012», а лучшие люди обнаружили свое насекомое местонахождение в довольно небольшом пространстве с непроницаемыми для звука, но прозрачными стенками – наподобие лампы, в числе ограниченном «перепостами», «кликами» и «регистрациями», и не «вышедшими из народа», а отторгнутыми им, не ополчением князя Пожарского, достигшим Москвы, а лоскутами белого движения, собравшегося в Крыму с идеей «начать заново победоносный» и проч., или хотя бы «закрепиться для сбора сил», но по правде разглядывающими за кухонным окном лишь обыкновенный выбор русских умников: на пароход и - обучать немцев большому теннису, и пополнить ряды нью-йоркских таксистов и попрошаек гуманитарных грантов, а из своих детей выращивать второсортных чехов с нелепыми фамилиями или поплакать над заблуждениями юности, поплакат

Добавить комментарий

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031