Расправовое государство

bulletsЧто политическую ситуацию в России никак не назовешь стабильной - это совершенно очевидно. Последовавшие одно за другим нападения на членов правления движения "Солидарность" вполне достаточны для того, чтобы начать разговор об адресном политическом терроре. Слухи о готовящемся 5 мая всероссийском погроме тоже уверенности в завтрашнем дне не прибавляют. И ведь не спишешь все на кризис. Никак не получается.

Дмитрий Шушарин, Грани.ру

Дело в том, что предыдущие десять лет были временем стабильности исключительно в творениях агитпропа. Еще два года тому назад был сделан обзор громких убийств в годы путинского правления. Тогда уже стало очевидным, что "стабилизационное клише" путинской пропаганды больше не работает. Но это никого не волновало. Убийства перестали влиять на оценку общественной стабильности, потому что стали простым и доступным способом решения проблем.

Из этого следовало два вывода. Во-первых, у политической элиты слабо развит инстинкт самосохранения. Во-вторых, в нашей стране крайне низок порог чувствительности к насилию. Раз реакция общества незаметна, то его следует признать терпимым к происходящему. Более того, в нынешней России лучший способ скомпрометировать человека - убить его. В сталинские годы говорили "у нас зря не сажают", а теперь - "у нас зря не убивают".

Прошедшие десять тучных лет доказали, что нет прямой связи между экономическим благополучием и общественным спокойствием. Это были годы ломки демократической политической системы и сознательного нагнетания напряженности в обществе и во внешней политике. Поэтому нынешние события - это вовсе не следствие кризиса, а развитие прежних тенденций в новых условиях.

В тучные годы, конечно, случались убийства чисто политические (Яндарбиев, Литвиненко, Политковская). И сейчас в один ряд с ними можно поставить убийства Маркелова и братьев Ямадаевых. Но все же во времена процветания начиная с определенного статуса жертвы нельзя было отделить политическое убийство от, скажем так, криминально-экономического. Это отличительная черта той модели властно-собственнических отношений, которая реализуется в современной России.

Таковы были убийства двух глав субъектов федерации: даже в случае с Кадыровым-старшим никак не получается отделить политику от контроля за финпотоками. Ну и, разумеется, почти два десятка убийств иного уровня - мэров и вице-мэров, заместителей губернаторов и глав региональных правительств с 2001-го по 2006 год. Не говоря уже о гибели зампреда Центробанка Козлова, бизнесменов разного калибра, в частности, шести московских рестораторов.

Но при этом политизацию насилия, переход к политическому террору никак не получается связать с экономическим кризисом. Если не рассматривать сейчас действия такого политического субъекта, как ОМОН, то отсчет политических убийств и нападений на общественных деятелей и журналистов следует вести от гибели Юрия Червочкина в декабре 2007 года. Как это сделали авторы обращения к президенту Медведеву, в котором содержится наиболее полный перечень терактов последнего времени.

И вот тут у многих возникают вопросы. Два разных вопроса.

Первый: а почему надо обращаться к Медведеву? Почему сразу не в ООН? Разве он отвечает за каждого хулигана и убийцу?

Второй: а стоит ли обращаться к Медведеву? Он же номинальный президент. Это во-первых. А во-вторых, это ведь жалобы ему же на него самого.

На первый вопрос можно ответить очень просто. Обращаться к Медведеву надо. Он несет персональную ответственность за создание в стране обстановки нетерпимости и рост политического насилия. Он не осудил ни одного акта насилия, не ответил ни на одно обращение к нему по этому поводу. Более того, нашел даже юридическое обоснование своему молчанию.

Все это называется попустительством. Объем ответственности, лежащей на президенте, прямо пропорционален объему его властных полномочий. А последний огромен. Но, судя по всему, ни Медведеву, ни Путину, ни кому-либо из их приближенных слово "ответственность" неведомо. А главное, обеспечение прав, свобод и безопасности оппозиции - это его прямая задача как гаранта Конституции. Но ему, судя по происходящему, это тоже неизвестно.

Но именно поэтому - отвечаю на второй вопрос - ему и следует об этом напомнить. О том, что его власть не от Путина и не от Бога. А от народа - в том числе и от тех, кто с ним не согласен. Да, пожаловаться ему на него же са
мого - пусть это так выглядит.

И это государственный подход и государственная позиция - требовать от гаранта Конституции ее выполнения, обеспечения личной безопасности и политических свобод для всех граждан России, независимо от их взглядов и симпатий-антипатий к ним людей во власти.

Позиция же антигосударственная и антиконституционная - это то, что творят сейчас внеинституциональные молодежные движения, особенно "Молодая Гвардия "Единой России" (МГЕР), претендующая, как и "Единая Россия", на статус надгосударственный. Они отказались от собственных политических акций и занимаются тем, что мешают проводить митинги, пикеты и демонстрации всем остальным - подчеркиваю: всем - политическим силам. То есть активно препятствуют осуществлению конституционных прав и свобод граждан, принимая за обоснование своих действий антигосударственную концепцию "партизан порядка". Желающие могут ознакомиться с отчетами о их хулиганстве (пока еще не погромах) на соответствующем сайте.

И это весьма показательно. Дело ведь не в молодежках - они лишь исполнители. У их кураторов нет сейчас ни интеллектуальных ни, видимо, финансовых ресурсов для каких-то позитивных, самостоятельных, а не направленных против кого-то действий. Точнее сказать, для их имитации. Главной задачей нынешней власти было и остается не допустить самостоятельного общественного и национального развития. Идеология российской власти в принципе негативна, нигилистична.

И об этом надо помнить при любой попытке толкования исходящих от власти текстов. В них содержится исключительно негативный посыл. Например, если говорится о ценности частной жизни и семьи, то на самом деле речь идет о нежелательности гражданской активности, не санкционированного государством участия в публичной политике. Патриотизм - это на самом деле ксенофобия плюс неприятие любых рассуждений о действующей власти кроме восторженно-пафосных. Ну и так далее.

Любая провозглашаемая агитпропом ценность является антиценностью. Нынешняя философия власти отрицает самое главное - субъектность человека и гражданина, лежащую в основе и государственного суверенитета, и демократической формы правления. И именно потому это идеология антигосударственная.

Нынешний, пока еще вялотекущий, политический террор - явление той же природы, что и деформация российской государственности (законы о выборах, о партиях и прочее) под влиянием антигосударственной идеологии властных кланов. Агитпроп поносит "либерализм", "дерьмократию", "западные ценности", а на самом деле речь идет об основах современной государственности, о духе и смысле государства.

И остановить разрушение государства можно при двух условиях. Если политическая элита обретет, наконец, инстинкт самосохранения, до которого она еще не доросла. И если общество резко повысит порог чувствительности к насилию.

Осторожность и брезгливость - вот с чего начинается государственное строительство, которое за последние годы в России почти превратилось в государственное разрушение.

Источник: Вовремя.info

Добавить комментарий

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031