Раф Шакиров: “Прямая цензура редко бывает необходимой”

shakirov.jpgЖурналист Раф Шакиров о российских средствах массовой информации. Интервью
- Господин Шакиров, какую роль в конце эпохи Путина играют в России средства массовой информации?

- Тотальный контроль над СМИ - это один из важнейших результатов последних восьми лет. Кремль контролирует государственные телекомпании, формирующие общественное мнение, а подконтрольный Кремлю "Газпром" - телекомпанию НТВ. Другие каналы, радиостанции и газеты контролируются бизнесменами, дружественными режиму. Прямая цензура редко бывает необходимой.

- Почему?

- Убийства Анны Политковской, показательных процессов в отношении журналистов, недавнего закрытия ежедневной газеты "Московский корреспондент" из-за мнимого развода Путина достаточно, чтобы издатели и журналисты сами подвергали себя цензуре в духе Кремля. Если этого все же оказывается недостаточно, против них задействуются налоговые органы или ФСБ.

- Какие последствия влечет за собой самоцензура?

- В России открыто не обсуждается ни одна взрывоопасная тема, имеющая общественное значение, и не раскрываются истинные причины принятия тех или иных решений.

- Например?

- Внешнеполитические вопросы первостепенной важности, например, наши отношения с Китаем. Манипуляции при экспорте нефти, газа или алмазов. Все то, что связано с решениями о перераспределении многомиллиардной собственности. Решения вроде списания Алжиру долга в несколько миллиардов долларов. Подобные решения принимаются вне какого бы то ни было общественного контроля.

- Осенью 2007 года в западных средствах массовой информации сообщалось о зарегистрированной в Швейцарии фирме Gunvor, которая номинально принадлежит бывшему соседу Путина по даче Геннадию Тимченко и вроде бы контролирует треть российского нефтяного и газового экспорта.

- Подобные вещи относятся к запретной теме номер один - это финансы Кремля и других членов правящей элиты. Никому даже не приходит в голову заняться ею. Любой журналист знает, что если ему дорога его жизнь, то от этой темы следует держаться подальше. Но даже если бы он взялся за нее, это не имело бы смысла.

- Почему?

- Такой жанр, как журналистское расследование, не может существовать в безвоздушном пространстве. Если в США или Европе газета сообщает о скандале, то оппозиция переносит его в парламент, и дело обретает политическое значение. В России всегда найдется несколько смелых людей. Но их разоблачения не имеют общественного резонанса. Сегодня Россия является одним большим болотом, где все исчезает бесследно, не подхваченное парламентом и не им взятое под контроль. Если у нас кто-то возьмется за настоящее расследование, от него потребуются подвиги, как в американском кино. Там герой борется один против всех, в него стреляют, но в конце его ждет награда. Но последняя в России отсутствует.

- Улучшится ли ситуация при новом президенте Дмитрии Медведеве?

- В конце апреля Медведев назвал российское телевидение "одним из лучших в мире". Это крайний цинизм - и он дает первое представление о том, чего от него можно ожидать.

- Что может измениться в политическом положении в России?

- До тех пор, пока текут нефтяные миллиарды, а доходы пенсионеров и чиновников регулярно повышаются, не изменится ничего. Только если экономика начнет спотыкаться или на нас обрушится какой-нибудь новый внезапный кризис, многие россияне, вероятно, заметят, что на самом деле наша страна переживает застой и многое далеко не идеально.

- Чем вы занимаетесь после ухода из "Нового времени"? Поступают ли вам предложения от других изданий?

- В России все боятся предложить мне работу, потому что им приходится считаться с недовольством Кремля. Сейчас в качестве консультанта я работаю над одним интернет-проектом. Там потенциальные инвесторы хотят, прежде всего, одного - как можно меньше политики.

Автор: Флориан Хассель, Frankfurter Rundschau

Источник: Inopressa.ru 

Добавить комментарий

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031