Путин вернулся

PutinНе успела Россия "переварить" выборы в Госдуму, как ее гражданам пришлось снова идти на избирательные участки. Решение Владимира Путина вернуться в президенты существенно сказалось на интриге. Посему главным вопросом выборов стало не "Кто победит?", а "С каким счетом?".

Последний бой?

Спустя ровно три месяца после громких парламентских выборов на долю России выпало еще одно всенародное волеизъявление — даже более знаковое, чем предыдущее. После того, как Владимир Путин торжественно решил баллотироваться в третий раз, сомнения по поводу того, кто станет следующим после Дмитрия Медведева президентом РФ, возникали крайне редко. И все же абсолютно предсказуемой предвыборную атмосферу в России назвать было нельзя. Слишком высокий накал политических страстей оставила после себя предыдущая избирательная кампания.

Возмутившие многих итоги выборов в Госдуму с их не самой убедительной победой "Единой России" (набравшая по официальной версии 49,32 процента голосов, а по альтернативным подсчетам — немногим менее 35 процентов) спровоцировали масштабнейшие акции протеста в крупных городах РФ — в которых с обеих сторон принимали участие сотни тысяч человек. Тем не менее, всерьез бороться за отмену результатов выборов или хотя бы пересчет голосов российские оппозиционеры и общественные активисты не стали. И в большинстве случаев подобный стоицизм объяснялся просто: нежеланием или неготовностью распылять усилия в канун следующей "битвы".

Воинственная риторика не была чужда всем участникам приближающегося боя. "Битва за Россию продолжается – победа будет за нами", - 23 февраля такими словами Владимир Путин заканчивал свою речь перед сторонниками на "Лужниках". С приближением даты "сражения" атмосфера сгущалась. ЦИК "заворачивал" кандидатов "пачками" (включая и лидера "Яблока" Григория Явлинского, который мог претендовать на роль "аккумулятора" симпатий избирателей либерального толка), россиянам регулярно рекомендовали умерить митинговую активность (то патриарх Кирилл сообщал, что "Православные не выходят на демонстрации", то сам Владимир Путин опасался происков "тех, кто за границей сидит"), а сама кампания, которую ЦИК РФ считает вполне благополучной порой принимала откровенно вычурные формы. Последней "каплей", чрезмерно разогревшей зрительское внимание, уже в предвыборную неделю стала неоднозначная история с "одесским" покушением на Путина, раскрытым совместными усилиями ФСБ и СБУ...

Независимо от всего богатства предвыборного контекста ожидания от волеизъявления по большей части были скромными. В третьей по счету победе Владимира Путина мало кто рисковал усомниться. И потому основным предметом интереса ожидаемо стал вероятный итоговый результат. Опросы общественного мнения безоговорочной победы премьер-министру не обещали: за последние три месяца по опросам разных соцслужб рейтинг Владимира Путина чаще всего колебался в диапазоне между 42 и 55 процентами, временами, правда, достигая 60-процентных высот (из его соперников черту в 10 периодически преодолевали Геннадий Зюганов и Владимир Жириновский, показатели же "справедливоросса" Сергея Миронова и бизнесмена Михаила Прохорова оставались куда скромнее). Подобный уровень популярности намекал на то, что добиться успеха образца 2004 года (71,31 процента) или сравниться с результатом Дмитрия Медведева в 2008-м (70,28 процента) в 2012-м Владимиру Путину было бы весьма непросто. Куда более вероятным казалось повторение итогов 2000 года, когда операция "Преемник" завершилась у черты в 52,99 процента в пользу Владимира Владимировича, едва позволив избежать ему тягот повторного "забега". Именно поэтому в 2012 году тема возможного второго тура стала популярна и вошла в число наиболее обсуждаемых, наряду с предположениями по поводу возможности/невозможности фальсификаций, которые помогли бы этого второго тура избежать.

Он трудный самый

Даже с поправкой на весь накал "победоносных" страстей с нескольких сторон, далеко не все россияне восприняли день выборов как ту самую последнюю битву, избежать которой невозможно. По информации российского Центризбиркома на утро 5 марта, явка избирателей хоть и побила показатели недавних парламентских выборов, но заоблачной все-таки не оказалась и составила 65,3 процента (в декабре 2011-го она едва превысила 60 процентов). Впрочем, главные вопросы оставались не за "Сколько проголосуют?", а "Как проголосуют и как по
дсчитают?".

Поскольку основной темой активнейших зимних протестов оставалось "подыгрывание" избирательных комиссий "Единой России", предполагаемые фальсификации на президентских выборах стали предметом пристальнейшего интереса. Российские власти от возможных претензий пытались себя обезопасить, чему способствовали не только громкие заявления, но и намерения продолжать увеличивать количество электронных урн для голосования и обеспечить на участках непрерывное видео-наблюдение с трансляцией в интернет. Впрочем, отдельные моменты все равно внушали наблюдателям беспокойство — например, 1,9 миллиона открепительных свидетельств заставляли задуматься о возможностях их применения. И действительно, сообщения о "каруселях" 4 марта всплывали неоднократно. Не всегда помогали и высокие технологии — так, повсеместную известность получил случай, когда на одном из участков в Дагестане ЦИК-наблюдение "благополучно" зафиксировало вброс бюллетеней, и результаты выборов там решили признать недействительными. Происходили 4 марта и случаи нарушения общественного порядка: речь заходила и о избитых наблюдателях, но самым ярким событием, пожалуй, оказалась атака украинских активисток из FEMEN на урну, принявшую голос самого Владимира Путина, вследствие чего девушкам стал грозить административный арест и последующая депортация за пределы РФ... В целом же в ходе избирательного дня разные общественные организации зафиксировали от нескольких сотен до нескольких тысяч нарушений, оппозиционеры обещают новые митинги, но в правящем лагере еще вечером 4 марта выборы успели назвать "стерильными".

Затягивать с определением такого "стерильного" результата не стали. В стане премьер-министра праздновать победу начали уже вечером 4 марта, после того как по итогам обработки 30-35 процентов голосов Владимир Путин вышел на вполне приятные для репутации 63-64 процента. О том, чтобы обеспечить удобную площадку для чествования демократии в своем случае, представители власти позаботились заранее — ключевые площади Москвы были предусмотрительно блокированы милицией, а рядом, по слухам, дожидались автобусы с будущими участниками торжества. Как бы то ни было, на уже почти не потенциальное президентство радовавшегося победе Владимира Владимировича благословлял более чем стотысячный митинг, по итогам которого еще долго выяснялось, по какой же причине прослезился бывший, он же — будущий — президент: от наплыва чувств или все-таки из-за ветра...

Предварительные итоги президентских выборов с опорой на 99 процентов обработанных бюллетеней глава Центральной избирательной комиссии Владимир Чуров объявил утром 5 марта. Согласно этим данным, Владимир Путин собрал 63,75 процента голосов. Таким образом, официальный результат, хоть и не поднялся до былых высот, но все же позволил в меру убедительно избежать перспективы второго тура и показать, что поддержка властного курса в РФ все еще крепка. Правда, иные варианты определения возможных итогов все-таки несколько отличаются от ЦИК-версии. Согласно экзит-поллам, до психологически приятных 60 процентов Путин мог и не дотянуть (опрос на выходе ВЦИОМа давал ему 58,3 процента, Фонда "Общественное мнение" — 59,3%). Еще менее лояльными выглядели результаты альтернативного подсчета голосов, согласно которому ВВП едва преодолел 50-процентную планку. Но если результаты выборов не будут оспорены, победа останется за Путиным, и вряд ли ей что-то будет существенно угрожать.

Из соперников российского премьера острое недовольство ходом выборов и их результатами выразили двое: "серебряный" призер Геннадий Зюганов (17,19%) и "бронзовый" — Михаил Прохоров (7,82%), который уже начал грозить судами. У Сергея Миронова и Владимира Жириновского особых претензий нет. Последний еще вечером 4 марта предпринял попытку со своей стороны легимизировать 60-процентную планку. "В любой стране мира власть всегда получит 30%, даже если совсем плохо. Власть - это государство: работают почта, телеграф, лифты, все двигается, полиция, врачи, школы. А если положение даже хорошее, это может быть в 2 раза больше - то есть 60%", - патриотично формулировал Владимир Вольфович.

С учетом предсказуемости победы Владимира Путина, наибольший интерес составляло именно распределение голосов избирателей. Для будущего президента почти 64 процента — далеко не худший вариант. Но, в определенном смысле, результаты других кандидатов (и официальные результаты — особенно) привлекают едва ли не большее внимание. Второе место Геннадия Зюганова, в принципе, м

Добавить комментарий

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930