Путин понизил Украине приоритет

С возвращением к власти Владимира Путина Россия обновила концепцию внешней политики. Подготавливаемый с 2012 года проект был одобрен и опубликован в середине февраля. Нашлось место в нем и для упоминания об Украине. Правда, в специфическом СНГ-контексте и с надеждой на его дальнейшее углубление.

Концептуальная "мягкость"

К подготовке очередной версии канона внешнеполитических приоритетов Владимир Путин обязал Министерство иностранных дел РФ вскоре после своей инаугурации. Изначально крайним сроком для этих работ был назначен декабрь 2012-го. Но на деле на ознакомление Кремлю проект был передан уже в начале 2013 года. Базовым объяснением для такой задержки стало зимнее обострение отношений между Москвой и Вашингтоном, которое, по слухам, требовало коррекции общей внешнеполитической концепции. Так и произошло – в опубликованном 18 февраля тексте появились строки, напоминающие о "законе Магнитского".

Анонсируя документ и Владимир Путин, и Сергей Лавров уверяли, что революционные изменения концепцию не ждут. "Ключевые принципы, на которых наша внешняя политика строится, остаются неизменными. Они были закреплены в концепции внешней политики, принятой в 2000 году, и они заключаются в необходимости вести внешнеполитическую линию прагматично, открыто, предсказуемо, взаимодействовать со всеми государствами, которые готовы к этому, на основе равноправия и взаимной выгоды, и отстаивать национальные интересы твердо, но без сползания к конфронтации", - объяснял глава внешнеполитического ведомства РФ на большой пресс-конференции в январе. Тем не менее, на февральском совещании членов Совета безопасности глава российского государства напомнил о том, что мировые реалии меняются. "Важно, что в ней (концепции, - "Подробности") учтены произошедшие в последнее время в мире изменения. В частности, такими изменениями являются мировой финансовый кризис, который не оставляет пока в покое, перераспределение баланса сил в мире, резкое усиление турбулентности в районе Ближнего Востока и Северной Африки, повышение значимости культурного и цивилизационного измерения и конкуренции в мире", - подчеркнул Владимир Путин.

И действительно – в лучших традициях путинских приоритетов обновленная концепция сосредотачивается на привычной многовекторности, внимании к "становлению внеблоковых сетевых альянсов", утверждении идей снижения роли Запада и необходимости развития евразийского направления. Заметное внимание в тексте уделяется и интересному для нынешнего президента России концепту "мягкой силы", о котором он уже упоминал в программных текстах.

"Неотъемлемой составляющей современной международной политики становится "мягкая сила" - комплексный инструментарий решения внешнеполитических задач с опорой на возможности гражданского общества, информационно-коммуникационные, гуманитарные и другие альтернативные классической дипломатии методы и технологии. Вместе с тем усиление глобальной конкуренции и накопление кризисного потенциала ведут к рискам подчас деструктивного и противоправного использования "мягкой силы" и правозащитных концепций в целях оказания политического давления на суверенные государства, вмешательства в их внутренние дела, дестабилизации там обстановки, манипулирования общественным мнением и сознанием, в том числе в рамках финансирования гуманитарных проектов и проектов, связанных с защитой прав человека, за рубежом", - гласит пункт 20 концепции. Дальнейшие уточнения планов позволяют допустить, что сама Россия готова и активно использовать "мягкую силу" сама, и отслеживать случаи "противоправного" злоупотребления. Вероятно, по последней графе проходит и "свежая" конфронтация с США, удостоившаяся отдельного упоминания. "Россия будет вести активную работу в целях противодействия введению односторонних экстерриториальных санкций США против российских юридических и физических лиц",- говорится в документе наряду с обещанием "продвигать инициативы по дальнейшей либерализации визового режима между двумя странами".

Отдельного упоминания в развернутом тексте удостоились отношения не только с Штатами. На фоне некоторых предыдущих версий концепция-2013 выделяется серьезной детализацией. И при перечислении многочисленных стран, отношения с которыми для РФ официально значимы, свой подпункт достался и Украине. Вот только сотрудничать с нашим государством Москва, похоже,
предпочитает совершенно определенным образом.

СНГ – прежде всего?

В силу особенностей организации текстов персональные упоминания об определенных странах содержит далеко не каждый вариант концепции. Так, в "базовой" версии 2000 года Украина отдельно не выделялась, а вот в 2008-м – напротив, вместе с Грузией упоминалась в контексте недовольства России из-за возможного расширения НАТО на восток. В 2013-м киевскому фактору непосредственно посвящено всего пару строк. Но возможностей оценить примерные планы чужой внешней политики дает куда большее число пунктов.

Вполне ожидаемое место для Украины нашлось в разделе, посвященном политике "общения" РФ с ближайшими соседями. "Выстраивать отношения с Украиной как приоритетным партнером в СНГ, содействовать ее подключению к углубленным интеграционным процессам", - решили в Кремле. Приоритетное партнерство в подобном контексте – пункт многообещающий вплоть до "стратегичности". Во всяком случае, ранее в концепции говорилось, что "Россия выстраивает дружественные отношения с каждым из государств - участников СНГ на основе равноправия, взаимной выгоды, уважения и учета интересов друг друга, стремясь к интенсификации интеграционных процессов на пространстве Содружества. С государствами, которые проявляют готовность к этому, развиваются отношения стратегического партнерства и союзничества".

Оговорка об "углублении интеграционных процессов" показывает, что Москва предпочитает рассматривать отношения с Киевом в комфортном для нее обобщенном разрезе. Содержание "родственных" пунктов СНГ-раздела выстраивает модель, уже неоднократно озвученную Владимиром Путиным, - дружба в режиме СНГ, дружба в режиме ТС, а в будущем – в режиме Евразийского экономического союза.

Желание видеть Украину поглубже в СНГ – логично и предсказуемо. И, как и следовало ожидать, членство в Содружестве автоматически рассматривается как первоочередное. "Уважая право партнеров по Содружеству на выстраивание отношений с другими международными субъектами, Россия выступает за всеобъемлющее выполнение государствами - участниками СНГ взятых на себя обязательств в рамках региональных интеграционных структур с российским участием, обеспечение дальнейшего развития интеграционных процессов и взаимовыгодного сотрудничества на пространстве СНГ", - уточняется в тексте концепции. Это можно было бы счесть прямым "приветом" евроинтеграционных намерениям Киева, если бы не одна "мелочь" – полновесным членом СНГ Украина – одна из его основательниц – так и не стала…

Дальнейшее вовлечение Киева в политику Содружества, вероятно, могло бы восприниматься как интеграционная "программа-минимум" на фоне того же членства в Таможенном союзе. Но, с одной стороны, формально одно другому принципиально не мешает, а с другой – еще неизвестно, как будут разрешаться возможные конфликты интересов. Так, взяв курс на "газовое" освобождение, Кабмин во многом рассчитывает и на диверсификацию поставок энергоресурсов в обход России (последняя, тем временем, напоминает о важности чужих транзитных обязательств перед собой). Кроме прочего команда Николая Азарова надеется и на удобные закупки туркменского газа в рамках действия Зоны свободной торговли в границах СНГ. Но, несмотря на то, что свежая концепция обещает "содействовать практической реализации Договора о зоне свободной торговли", маловероятно, что оградившаяся себя от роли транзитера Россия легко согласится открыть свою "трубу".

Реализация подхода "СНГ – прежде всего, но не в обход России" в украинском случае во многом зависит и от планов Киева на интеграцию в этом направлении. Как уже показала практика взаимодействия с тем же Таможенным союзом, декларации дружественных отношений мало спасают от затяжных торговых войн. Да и ключевая, если судить по заявлениям представителей правящего лагеря, мечта об энергетической независимости от России в конечном итоге вовсе необязательно выводит Киев из-под внешнеполитического "удара" Москвы. Тем более, планы на углубление СНГ-сотрудничества вплоть до полного "евразийства" – не единственная сфера российского влияния, непосредственно касающаяся Украины. Немало внимания обновленная концепция уделяет и проблеме пространства культурного единства (надо полагать, именно того, которое чаще всего называют "русским миром"), утверждения роли русского языка и фирменного противодействия "попыткам переписать историю и использовать ее в целях нагнетания конфронтации и реваншизма в мировой политике
". "Защищать права и законные интересы соотечественников, проживающих за рубежом, на основе международного права и международных договоров Российской Федерации, рассматривая многомиллионную русскую диаспору в качестве партнера, в том числе в деле расширения и укрепления пространства русского языка и культуры", - обязывает концепция руководство российского государства. Собственно, оно этим с успехом и занимается. К примеру, на днях Владимир Путин наградил медалью Пушкина "за большой вклад в сохранение и популяризацию русского языка и культуры за рубежом" пятерых "регионалов" – включая и авторов скандального закона об основах языковой политики Вадима Колесниченко и Сергея Кивалова. А в ситуации, когда Украина автоматически оказывается в сфере влияния весомого соседа сразу в нескольких смыслах (от энергетического и экономического до культурно-исторического и языкового), рассчитывать на безболезненный для всех участников "конструктивный диалог" не так уж и просто. Особенно в ситуации, когда один из его участников со своим видением приоритетного направления этого сотрудничества определился заранее.

Автор: Ксения Сокульская

Источник: Подробности

Добавить комментарий

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031