Подвел систему под статью. Дениса Евсюкова приговорили к пожизненному заключению

01yevsyukovМосгорсуд вынес приговор бывшему начальнику ОВД "Царицыно" Денису Евсюкову. За циничное убийство двух человек ему дали пожизненный срок. Дело Евсюкова стало одним из самых резонансных за последние годы и фактически положило начало реформе МВД, так как общество решительно показало, что не готово больше терпеть милицейскую преступность.

Когда в ночь на 27 апреля 2009 года в новостных лентах появились первые сообщения о стрельбе в супермаркете "Остров", первой реакцией было: "Ну все, начались и у нас шутинги, как в Америке". Шутинг (от английского глагола to shoot, стрелять) - это когда какой-нибудь съехавший с катушек индивидуум приходит в общественное место и начинает палить по подвернувшимся под руку согражданам. Чаще всего подобные случаи происходят в США, но в последнее время докатились и до Европы: Германия, Финляндия, а теперь вот и Россия.

С немалым удивлением общественность узнала, что стрельбу в "Острове" открыл милиционер, причем высокопоставленный. Майор Денис Евсюков занимал должность начальника ОВД "Царицыно", а супермаркет расположен на территории соседнего ОВД "Зябликово".

Вскоре выяснилось, что милиционер начал свой кровавый рейд несколько раньше. Сначала он убил водителя подвозившей его машины, а затем по пути к "Острову" пострелял по случайным прохожим. Двух из них он тяжело ранил, а один отделался пробитым пулей ботинком.

Затем, пройдя в супермаркет, майор прогулялся по торговым рядам, постреливая по разбегавшимся покупателям. Кто-то успел вызвать милицию, иначе жертв было бы больше. Но Евсюков и так успел ранить пять человек и убить кассиршу.

Прибывший наряд милиции спугнул свихнувшегося начальника ОВД, который вывел во внутренний двор магазина нескольких женщин и поставил их к стенке. Потом уже он сказал доставившим его в отделение милиционерам, что с автоматом ему было бы веселее.

На процессе по делу Евсюкова, который открылся перед самым Новым годом, его защита избрала ожидаемую тактику отказа от всех эпизодов обвинения, которые не были зафиксированы камерами наблюдения в "Острове". Адвокат Татьяна Бушуева настаивала на том, что убийство милиционером подвозившего его водителя не доказано, так же как и стрельба по прохожим на пути к супермаркету.

Кроме того, защита просила признать большую часть происходившего в "Острове" не покушениями на убийство, а злостным хулиганством. По мнению адвоката, у Евсюкова не было осмысленных причин убивать потерпевших. Бушуева также подчеркнула, что если бы милиционер был настроен именно на убийство, то он добил бы раненых.

В итоге, суд признал вину Евсюкова практически по всем пунктам за исключением незаконного оборота оружия: в убийстве двух человек и покушении на жизнь 22 человек, из которых семь были ранены. Евсюкова лишили звания майора и обязали возместить ущерб аптеке, витрина которой была разбита одним из выстрелов. Требование о возмещении ущерба за испорченную машину, водитель который был убит, будет разбираться в ходе рассмотрения гражданского иска.

Если защита Евсюкова практически не общалась с журналистами, то адвокаты потерпевших постарались придать делу максимально широкую огласку. Для этого центр внимания был перенесен с малоинтересных процессуальных подробностей (кто где стоял, кто что видел, кто где наследил) на причины, побудившие перспективного 32-летнего карьериста, практически трезвенника, неожиданно схватиться за оружие и перестрелять ни в чем неповинных граждан.

Объяснение состояния Евсюкова тем, что он банально поссорился с женой, выглядело слишком уж просто. Поэтому наибольшую популярность приобрела несколько конспирологическая версия о неких высокопоставленных милиционерах, которые будто бы довели начальника ОВД до ручки. На протяжении полугода к этой версии подходили и так и сяк, гадали, кто был на дне рождения Евсюкова, после которого он и отправился убивать, и что там могло произойти.

Возможно, именно эти слухи помогли адвокатам построить защиту Евсюкова на его внезапном впадении в сумеречное состояние. Сам обвиняемый с самого начала говорил о том, что ничего не помнит о событиях той ночи, а потом его жена и присутствовавший на торжестве сослуживец рассказали о таинственном звонке, неизвестном посетителе, внезапных падениях Евсюкова, его разговорах с цветами и прочих проявлениях неадекватного поведения.

Единственным видимым эффектом от выяснения событи
й, предшествовавших походу Евсюкова в "Остров", стал иск о клевете бывшего начальника ГУВД Владимира Пронина к адвокату потерпевших Игорю Трунову. Суд обязал Трунова опровергнуть свои утверждения о тесном знакомстве Пронина с Евсюковым и о присутствии начальника ГУВД на дне рождения его подчиненного.

Впрочем, суду были не так важны причины, по которым начальник УВД взялся за оружие, как само доказательство совершенного преступления и установление причастности к нему подсудимого. И эта задача была выполнена. В конце концов, причины преступления - дело для суда второстепенное и могут быть истолкованы только как отягчающие или смягчающие обстоятельства.

Гораздо важнее, что случай с Евсюковым сделал публичным крах правоохранительной системы в ее существующем виде. Ладно бы дело было только в низкой ее эффективности, но данные опросов, показывающие, что большинство россиян не доверяет милиции и считает ее угрозой своей безопасности, самым что ни на есть наглядным образом реализовались в образе майора с пистолетом.

Пока в руководстве МВД все еще говорили о единичных случаях, в СМИ появлялись все новые свидетельства того, что нашей милиции закон уж точно не писан. Тут и тувинский гаишник, застреливший школьника, и садист из томского вытрезвителя, и избитый патрульными профессор музыки в Екатеринбурге, и пьяный милиционер на "мерседесе", выезжающий на тротуар в центре Москвы со скоростью 140 километров в час. Причем все резонансные преступления правоохранителей проходят по разряду особо общественно опасных. Такие мелочи, как взятки, на этом фоне блекнут. Достаточно взглянуть на новостную ленту СКП РФ.

Бывшие и действующие милиционеры активно обсуждали на форумах в интернете развернутую против МВД кампанию. Надо признать, что подобная кампания действительно имеет место. Но при этом она направлена не столько против самого института правоохранительных органов, сколько против системы неподконтрольности этих органов гражданскому обществу, сложившейся еще до распада СССР и унаследовавшей худшие черты позднесоветской милиции.

Самое печальное, что многие сотрудники милиции не только не видят ничего чрезвычайного в поступках "евсюковых", но даже пытаются оправдать их тяжелыми условиями труда. Мол, нервы не выдерживают, вот и срываются ребята. Конечно, в жизни всякое бывает, но уж больно часто происходят такие "срывы", и одним только перенапряжением на работе их не объяснить.

Понятно, что правоохранительные органы являются частью нашего общества. Но в идеале там должны работать люди чуть более порядочные, чем в среднем по стране. Ну или хотя бы такие же. Но складывается впечатление, и причем небезосновательное, что за последние 20 лет структура МВД приняла к себе массу людей, которые просто не нашли себе иного места в жизни, способного обеспечить им достойный заработок. Беспорядочная кадровая политика и круговая порука привели к тому, что милиционеры превратились в своеобразную касту отверженных, которых никто не воспринимает как защитников личности и собственности. Чтобы расчистить эти авгиевы конюшни, требуется немалое политическое мужество. Но ситуация, похоже, потихоньку начинает меняться.

Ходили слухи, что Евсюков решился на преступление, чтобы отомстить неким начальникам за то, что его якобы хотели снять, или из-за того, что на него грозились завести уголовное дело. Это в принципе уже неважно, даже если это и правда. Если Евсюков и думал насолить кому-либо своим поведением, то вряд ли предполагал, во что это выльется в итоге.

Именно после выходки неадекватного начальника ОВД началось массовое освещение в СМИ милицейской преступности, что не могло не побудить к действию высшее руководство страны. Президент Дмитрий Медведев объявил о начале системной реформы МВД, которая предусматривает сокращение численности сотрудников, лишение ведомства несвойственных ему функций и ужесточение кадровой политики.

Милиционеры - не обычные граждане. У них больше прав и выше ответственность. Давно говорили о том, что и за преступления, совершенные сотрудниками милиции, карать надо строже. Теперь так оно и будет. В Госдуму внесен законопроект о том, что милицейская форма, надетая на человека, совершившего преступление, является отягчающим обстоятельством.

Конечно, ни для кого не секрет, что существует практика увольнения проштрафившихся милиционеров задним числом. Но раньше это делали для того, чтобы лишний раз не бросать тень на оставшихся в системе. Теперь же подобная практика может
быть приравнена к фальсификации доказательств, так как принадлежность или не принадлежность к милиции станет существенным фактором при определении тяжести преступления. Может хоть так блюстителей закона научат этот закон блюсти.

Автор: Андрей Кузнецов

Источник: Лента.Ру

Добавить комментарий

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930