Никакого насилия Волка над Зайцем!

С 1 сентября вступает в силу «Закон о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Теперь в печати, на ТВ и радио нельзя симпатизировать преступникам, отрицать семейные ценности, показывать насилие и т. д. Телеканалы признаются, что не понимают требования закона. Теоретически он позволяет запретить к показу днем даже «Ну, погоди!»

«И тут Расмус вдруг понял, что значит быть бродягой… Можно делать все, что хочешь. Можно есть, спать и ходить по дорогам, когда тебе вздумается». Эта цитата из «Расмуса-бродяги» Астрид Линдгрен, ­согласно новому закону, побуждает к бродяжничеству, а значит, теоретически произведение может получить клеймо «18+»: только для взрослых. На ТВ и радио его можно будет читать только после 23.00

Перечень информации, запрещенной к распространению среди детей, определен в статье 5-й «Закона о защите детей от информации». Она требует изъять из детской литературы, из дневного теле- и радиоэфира, зрелищных мероприятий и даже с обложек школьных тетрадей сцены, которые побуждают к самоубийству, могут вызвать желание употреблять наркотики, табак, алкоголь, пиво, заниматься проституцией, бродяжничеством, попрошайничать, принимать участие в азартных играх, а также побуждают к насилию или оправдывают преступное поведение, отрицают семейные ценности и формируют неуважение к родителям.

Остальную информацию необходимо промаркировать в соответствии с возрастным ограничением: для детей от 0 лет, от 6 лет, от 12 лет и от 16 лет. Значок маркировки необходимо демонстрировать в течение 8 секунд в начале каждого фильма или телепередачи, занимать он должен не меньше 5% площади экрана. Маркировать может как правообладатель, так и распространитель продукции. «РР» попытался разобраться, что же будут ­теперь смотреть дети соответствующих категорий.

Колобок 16+

До 6 лет можно показать, как мышонок ударил кота по голове молотком, при условии, что не будет крови, кота будет жалко, а мышь накажут. Закон разрешает демонстрировать символическое изображение насилия, но только при условии «торжества добра над злом». Понятия добра и зла, как и многие другие, до конца не определены ни законом, ни философами. Но «нравственный закон внутри нас» подсказывает, что в финале сказки «Колобок» зло явно торжествует.

Детям после 6 лет уже можно намекать на существование болезней (кроме «тяжелых заболеваний», списка которых не дано) и преступлений (при условии осуждения преступников). Можно показать смерть, но не насильственную и без подробностей. Таким образом, мультик «Король лев» с насильственной смертью Муфасы теоретически годится к просмотру только с 12 лет.

Помимо насильственной смерти с 12 лет ­ребенку разрешается получить ограниченный доступ к информации о табаке и наркотиках: об их существовании можно упоминать, но без демонстрации. Получается, из мультфильма «Ну, погоди!» сцены с курящим волком придется вырезать либо маркировать мультик как 16+.

Еще детям после 12 лет можно рассматривать «не эксплуатирующие интереса к сексу и не носящие оскорбительного характера изображение или описание половых отношений между мужчиной и женщиной, за исключением изображения или описания действий сексуального характера». Что такое половые отношения, не носящие сексуального характера, я, честно говоря, не знаю — наверное, в силу испорченности.

Мультфильм «Том и Джерри», по версии ­закона, нельзя показывать детям и в 16 лет: сострадание к жертве должно быть в любом детском продукте, кроме того, нельзя издеваться над животными. Зато шестнадцатилеток уже можно ознакомить с последствиями потреб­ления наркотиков, но сами наркотики демонстрировать нельзя. Упоминать о сексе письменно или показывать его по-прежнему запрещается, хотя большинство подростков в этом возрасте уже в курсе, как это бывает.

Носители информации, не предназначенной для детей, нельзя будет продавать ближе 100 метров от культурных, образовательных, санаторных, физкультурно-спортивных ­детских учреждений. Подразумевается не только порнуха, но и, к примеру, ужастики или мелодрамы, где есть хоть одна сцена секса.

Очевидная проблема «Закона о защите…» — отставание его от реального возрастного развития детей.

— Требования к маркировке не соответствуют тому, что востребовано детьми этого возраста на рынке, — считает гендиректор издательства «Росмэн» Борис Кузнецов. — Если буквально трактовать закон, то
с полок придется снять Тома Сойера — призывы к бродяжничеству и пропаганда курения; «Буратино» — ­неуважение к родителям; «Муху-цокотуху»: «Зубы острые в самое сердце вонзает и кровь у нее выпивает» — натуралистическая сцена насилия.

Вторая, не менее важная проблема — недообъясненность большинства терминов. Депутат Госдумы Сергей Железняк, один из лоббистов закона, уверял «РР», что формулировки специально сделаны обтекаемыми, чтобы решение суда зависело от аргументации сторон:

— Все зависит от контекста. Например, если вместо нормальных отношений внутри ­семьи пропагандируются однополые, это ­может быть нарушением. А если просто речь идет о том, что существуют однополые отношения, — это не нарушение закона.

Царапка уйдет, гомики останутся

Закон не касается прямого эфира, а также рекламы, научной и образовательной инфор­мации, культурных ценностей (но тут тоже ­вопрос: что ценность, а что нет?) и общест­венно-политических СМИ, за исключением обложки и первой полосы. От платных телеканалов детей защищать тоже не будут. А вот «2x2», MTV и ТНТ должны стать скромней:

— С 1 сентября нам придется убрать часть ­повторов мультфильмов в дневное время и более строго подойти к редактированию, — рассказал «РР» гендиректор телеканала «2x2» Лев Макаров. — Например, в «Симпсонах» есть шоу Щекотки и Царапки, где идет суровая пародия на Тома и Джерри, их погони ­доводятся до логического конца. Там есть ­натуралистические сцены насилия, которые теперь будут запрещены. Мы это обыграем с долей иронии: закроем экран и напишем бегущей строкой подтрунивающий текст. ­Некоторые ругательства героев будут зашумлены.

Что законодатель имеет в виду под «семейными ценностями», которые нельзя порочить, Лев Макаров, как и многие другие телевизионщики, не вполне понимает:

— Мы приняли для себя версию, что это ­непочтительное отношение к старшим родственникам. Редактировать намеки на гомосексуальные отношения героев мультфильмов мы не собираемся — насчет этого законодательство нас пока не ограничивает.

Оставляет сексуальные меньшинства и ­канал MTV: его гендиректор Лика Бланк ­тоже не нашла в законе пункта, запрещающего показывать поцелуи мальчиков. Зато она жалуется на обтекаемые формулировки, которые могут привести индустрию к излишней самоцензуре:

— Мы сейчас стараемся максимально четко соблюсти требования закона, хотя это для нас трудо- и времязатратно. Мы очень серьезно подошли к вопросу и маркируем сейчас весь архив. Игровое кино, которое раньше можно было с купюрами показывать днем, теперь будем ставить только вечером.

Пуританский прайм-тайм, свободный интернет

Сейчас Госдума готовит новый закон, регламентирующий наказание за нарушение ­«Закона о защите детей от информации».

— Будет предусмотрен штраф, а за неоднократные нарушения закона — отъем лицензии, — рассказал «РР» автор поправок Сергей Железняк. — Сам Роскомнадзор не сможет все контролировать, поэтому будет реагировать в том числе на жалобы граждан.

Интересно было бы представить дискуссию в суде, инициированную «сигналом» сознательного гражданина по поводу мультфильма «Малыш и Карлсон». В каком-то смысле Карлсон — очевидный педофил, но все, безусловно, зависит от контекста, а главное — от судей и экспертов.

Парадокс: закон не предусматривает привлечения независимых экспертов, все они должны аккредитовываться тем же Роскомнадзором.

Еще один парадокс: у ребенка все равно остается интернет, а в нем и «Колобок» с его каннибализмом, и «Том и Джерри» с их садизмом, и «Карлсон» с педофилией, и «Ну, погоди!» с пропагандой курения, и многие другие, действительно опасные вещи, по-прежнему неподцензурные. Пользовательский контент в Сети маркировать не придется: она исключена из сферы действия закона (кроме зарегистрированных в ней СМИ). Правда, чтобы обезопасить детей в интернете, в июле депутаты приняли поправки в закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», которые позволят блокировать (начиная с 1 ноября) сайты с детским порно, пропагандой наркотиков и призывами к суициду. Поправки эти вызвали возмущение либеральной общественности, опасающейся, что под предлогом защиты интересов детей закон позволит перекрыть доступ к социальным сетям.

Депутат Ольга Баталина, один из авторов поправок, возражает:

— Закон не носит репрессивный характер — он, напротив, предполагает добровольное удаление противоправной информации владельцем ресурса, который может и не знать, что
у него на сайте размещена запрещенная информация. Сначала ему направляется официальное уведомление. Если через 24 часа он не удалил информацию, идет обращение к хостинг-провайдеру. И только если хостинг-провайдер не реагирует, следует обращение к оператору связи, и тогда сайт блокируется. Но у хостинг-провайдера остается к нему доступ и после блокировки оператора, и если информация будет удалена, через три дня сайт разблокируют.

В любом случае скачивать мультики и художественные фильмы в интернете детям вряд ли кто-то помешает. В этом смысле новый ­закон защищает психику скорее не детей, а пенсионеров, которые в интернет за фильмами не лазают и хорроров и остросюжетных боевиков не любят. Такие фильмы из прайм-тайма исчезнут — депутат Сергей Железняк подтвердил «РР», что картины, где есть прямые сцены насилия и жестокости, днем ­показывать отныне нельзя.

На своем сайте Роскомнадзор пообещал в течение первых месяцев применения закона «зафиксировать и проанализировать все спорные моменты и неучтенные ситуации с тем, чтобы вынести свои предложения по совершенствованию правоприменительной практики на обсуждение с профессиональным сообществом». Остается надеяться, что ведомство свое обещание выполнит.

Безусловно, дети должны быть защищены от вредной и опасной для психики продукции — к примеру, от сцен насилия (именно из этих соображений Southpark давно уже показывают ближе к ночи). Но сам закон пока слишком несуразен и отдает ханжеством: он вынуждает медиа делать вид, что в обществе нет ни наркотиков, ни секса, ни геев — вместо того чтобы искать правильный язык для разговора с ребенком на эти темы.

По закону с 1 сентября

Запрещена информация, способная вызвать у детей любого возраста желание употреблять наркотические средства, психотропные и одурманивающие вещества, ­табачные изделия.

Запрещена информация, отрицающая семейные ценности и формирующая неуважение к родителям и (или) другим членам семьи.

Запрещена информация, способная вызвать у детей любого возраста желание заниматься бродяжничеством или попрошайничеством.

Детям до 6 лет разрешены ненатуралистические изображения насилия (за исключением сексуального) при условии торжества добра над злом и выражения сострадания к жертве.

После 6 лет разрешены эпизодические изображения антиобщественных действий и преступлений при условии, что выражается отрицательное, осуждающее отношение к лицам, их совершающим.

После 6 лет разрешены ненатуралистические изображения или описания несчастного случая, аварии, катастрофы либо ненасильственной смерти без демонстрации их последствий.

После 12 лет разрешены изображения или описания, не побуждающие к совершению антиобщественных действий, в том числе к потреблению алкогольной и спиртосодержащей продукции и пива.

После 12 лет разрешены не эксплуатирующие интереса к сексу и не носящие оскорбительного характера изображения половых отношений между мужчиной и женщиной, за исключением изображения действий сексуального характера.

Автор: Алеся Лонская

Источник: Украина Криминальная

Добавить комментарий

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930