Назад, к серости

Fade to GreyВ 2005 году дела в республиках бывшего Советского Союза с точки зрения Запада шли обнадёживающе. Российское влияние в них шло на убыль, в Грузии, на Украине и в Киргизии в результате популярных, так называемых «цветных» революций, пали коррумпированные пророссийские режимы. В Румынии и Польше прошли выборы, в результате которых были отстранены от власти реорганизованные коммунистические партии, а на смену им пришли лидеры, настроенные резко проамерикански.

Казалось, что пароход либерализма и демократии твёрдо взял курс на последние бастионы влияния Москвы в Европе и ближнем зарубежье — Белоруссию, Молдавию, Казахстан — и даже на Россию. Словно подтверждая свой страх перед подобной «мягкой» революцией в своей собственной стране, Владимир Путин организовал политическое движение, направленное на предотвращение любого «неконституционного захвата» в России.

Но прошло всего пять лет, и цвета поблёкли, возвращаясь к привычной советской серости.

В начале этого года на президентской гонке на Украине действующего премьер-министра и героиню «оранжевого» дела Юлию Тимошенко победил злодей «оранжевой революции» 2004 года Виктор Янукович. Киргизский президент Курманбек Бакиев, пришедший к власти на волне народных протестов в 2005 году, был изгнан в результате контрреволюции, прошедшей при поддержке России. Крайне прозападный президент Румынии в декабре прошлого года ещё держался у власти — но именно что держался, а поляк Лех Качиньский, бывший лидером антикоммунистического движения «Солидарность» в 1980-х и одним из самых острых критиков путинской России во всём регионе, трагически погиб в той же части России, где были уничтожены десятки тысяч его соотечественников несколькими десятилетиями раньше.

Михаил Саакашвили ещё держится у власти в Грузии, но прошли те дни, когда за него голосовало по девяносто шесть процентов и когда хвала, раздававшаяся в его адрес на родине и за рубежом, граничила с обожанием. Молодой президент, раздавленный (в политическом смысле) под весом российских танков во время скоротечной летней войны 2008 года, теперь натыкается на холодный приём в европейских столицах и не может восстановить государственный контроль над беспокойными регионами своей страны, а в политическом смысле чем дальше, тем больше оказывается в изоляции.

Этим тенденция не ограничивается. Повсюду — от Центральной Европы до прибалтийского региона — ближайшие союзники США перестали относиться к своим бывшим советским господам враждебно и сменили это отношение на прагматизм и уступчивость. Та самая Россия, слабая и изолированная страна, которая лебезила в 1990-х, в 2010-м спокойно расхаживает по коридорам власти в Брюсселе и Вашингтоне. Русский медведь опять разминает когти, готовясь вернуть себе господствующее положение в своём ближнем зарубежье и заставить весь мир считаться с собой — и не во имя великой идеологии, а, скорее, во имя её отсутствия. Мировой социалистической революции уже никто не обещает, теперь Россия показывает свою значимость газом, деньгами и обещанием политической стабильности. Конечно, это не лозунг былых времён «Пролетарии всех стран, соединяйтесь», но и Кремль, и перенервничавшие либералы согласны, что чем дальше, тем лучше это работает.

В некотором смысле эту неприятную ситуацию Запад создал сам. Лидеры-революционеры в Грузии и на Украине полагали, что смогут быстро вступить в Европейский союз и НАТО, что помогло бы им закрепить за собой место в Европе и ещё надёжнее избежать хватки Кремля. Но обе эти страны — бедные и удалённые от центра европейского континента — никогда не смогли бы в сжатые сроки прийти в соответствие критериям вступления в ЕС, тем более — после 2004 года, когда в Европу вступило десять новых стран. При этом лидеры НАТО имели возможность предложить обеим странам план вступления, но отказались сделать это. Сразу из нескольких европейских столиц раздались окрики, и лидеры НАТО решили не дразнить Россию и пожертвовать гарантиями безопасности для молодых демократических стран в бывшей советской сфере влияния.

Прозападные лидеры обеих стран, даже Украины, где в пользу вступления в НАТО высказывается заметно меньше пятидесяти процентов населения, восприняли эти два отказа как оскорбление. Вне зависимости от того, правда это или нет, Запад стал ещё больше выглядеть в их глазах как зритель, пришедший посмотреть на революцию и ушедший домой, когда он

Добавить комментарий

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031