Медведя не кормить

bearВ своей статье "Пустите Россию в ВТО" (Let Russia Join the WTO) Андерс Аслунд (Anders Aslund) и Фред Бергстен (C. Fred Bergsten) приводят хорошие аргументы в пользу российского вступления с подробным разъяснением. Будучи членом "Группы 8" и "Группы 20", а также обладая самой крупной экономикой в числе стран, не входящих в ВТО, Россия имеет практически все основания для вступления.

Президент США Барак Обама, встретившийся 24 июня в Вашингтоне с российским президентом Дмитрием Медведевым, сказал: "России место в ВТО". Он подтвердил, что потребует от американских участников переговорного процесса ускорить темпы переговоров о вступлении. Затем он назначил 30 сентября в качестве планового срока для вступления. Это вполне соответствует московской стратегии.

Все зациклились на сроках, но вопрос не в том, вступит ли Россия в ВТО, и когда. Вопрос в условиях вступления. Факт остается фактом: Россия пока не приняла на себя набор обязательств, которые служат достаточным основанием для ее принятия в ВТО. Слишком мягкие условия окажут негативное воздействие на ВТО, на торговых партнеров России, а в конечном итоге, и на саму Россию. Аслунд и Бергстен от этого вопроса уходят.

Более того, авторы описывают сам процесс переговоров несколько искаженно. Они совершенно верно отмечают, что на принятие России ушло уже, считай, 17 лет. Однако факты говорят о том, что не члены ВТО виноваты в затягивании переговорного процесса. Затягивание переговоров в значительной мере объясняется манерой их проведения со стороны России – если не ее стратегией вхождения в эту организацию.

Аслунд и Бергстен в неявной форме полагают, что в силу целого ряда весомых причин международного порядка члены ВТО не должны предъявлять России столь же жесткие требования, как к остальным бывшим кандидатам. Но из-за этого она сможет стать членом этой организации, взяв на себя лишь скромный набор обязательств. И это создаст ряд более крупных проблем на будущее. Период перед вступлением это обычно последний для членов ВТО шанс добиться от претендента значительных обязательств по целому ряду вопросов. В случае с Россией эти вопросы стоят в повестке много лет. Но как только Россия станет членом ВТО, имеющиеся у этих стран рычаги воздействия исчезнут.

Переговоры по вступлению в ВТО зачастую затягиваются и по той причине, что из-за некоторых аспектов внутренней политики страна-претендент не всегда полностью включается в процесс подготовки. В сложных случаях со вступлением, как это было с Китаем и Саудовской Аравией, когда процесс длился долго, прогресс достигается рывками и скачками. И в большинстве случаев такой прогресс происходит в последние несколько лет перед вступлением, когда страна-кандидат серьезно берется за дело, полностью сосредоточиваясь на процессе и добиваясь необходимых внутренних и внешних компромиссов. Однако Москва, похоже, всеми силами старается обойти стороной данный этап процедуры вступления.

Россия умудрилась перевернуть вступление в ВТО с ног на голову, выступая в нем не как кандидат, принимающий и выполняющий условия членства, а как делец, торгующийся за эти условия. Год за годом российские переговорщики сигнализируют о том, что добились больших успехов, чем это есть на самом деле, и отказываются идти на уступки в ключевых вопросах. Они занимают в этой игре выжидательную позицию, рассчитывая на то, что разнообразные посторонние факторы сделают предлагаемый ими набор обязательств (который члены ВТО отвергли бы не задумываясь, будь на месте России любая другая страна) более привлекательным. По сравнению с Китаем и Саудовской Аравией предлагаемые и осуществляемые Россией реформы носят намного менее масштабный характер.

Россия может выгадать от того, что крупные международные игроки будут заняты решением других приоритетных задач, для чего им понадобится российская помощь. Позиция США на переговорах меняется в рамках более масштабной игры, касающейся американских попыток изолировать Иран. Европейский союз пока не оказывал давления на Россию, предположительно из-за того, что многие его страны-члены зависят от поставок российских энергоресурсов. Есть также и мощные институциональные факторы, влияющие на переговоры. Если говорить просто, ВТО нужен успех. Переговоры в Дохе, цель которых заключается в ограничении мировых торговых барьеров, зашли в тупик, и путь из него пока не найден. Вступление России даст повод для улыбок и поможет укрепить
наследие генерального директора ВТО Паскаля Лами (Pascal Lamy).

Данные факторы меняют расклад сил, заставляя членов ВТО склоняться в пользу очень скромных обязательств России при вступлении. Если такое произойдет, Москва со своей стратегией одержит блестящую победу – несмотря на значительный перечень претензий и озабоченностей. Полученное от Медведева 24 июня согласие на снятие запрета по импорту американской курятины имеет большое значение, но остается масса нерешенных вопросов, касающихся как непосредственно торговли - например, высокие экспортные пошлины на древесину, так и действий Кремля по использованию энергетических рычагов давления во имя достижения политических целей – скажем, спор с Украиной в январе 2009 года. Кроме того, последствия создания Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана для вступления всех этих трех стран будут огромны, но их пока никто не анализировал. С уверенностью можно сказать одно: если Таможенный союз потребует внесения изменений в торговые режимы России, уже завершенные переговоры в рамках ВТО придется возобновить.

Все это очень острые вопросы, и решать их станет еще труднее, если члены ВТО отложат их обсуждение на период после вступления. Разногласия по поводу отношения к личным финансам супругов надо урегулировать до свадьбы, а не после. Возможно, некоторые государства надеются свалить эти проблемы на систему урегулирования споров ВТО. Однако в настоящее время данная система плохо подготовлена к тому, чтобы подтирать грязь, оставленную членами организации. Она уже функционирует на пределе возможностей, да и изначально вовсе не предназначалась для урегулирования многочисленных сложных и нерешенных вопросов, существующих между сторонами. В первую очередь это касается политического давления России на энергетическую отрасль.

Сегодня, когда Россия добивается вступления, время на ее стороне. Статья Аслунда и Бергстена была приурочена к российскому "наступлению обольщением", которое было проведено на этой неделе в Вашингтоне. Но с каждой статьей такого рода позиции России на переговорах все больше укрепляются.

Автор: Дэвид Кристи - член международной торговой группы из юридической фирмы DLA Piper LLP, адъюнкт-профессор права Джорджтаунского университета. Он дает рекомендации странам по вступлению в ВТО и представляет интересы членов ВТО при урегулировании споров ("Foreign Policy", США)

Источник: ИноСМИ.Ru

Добавить комментарий

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930