Когда интерпретация истории становится преступлением

kremlin-history2Мне ужасно интересно: способен ли западный человек в полной мере оценить политический смысл решения президента Дмитрия Медведева создать специальную комиссию "по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России"? Ведь большинство иностранцев наверняка скажут: странно, неужели у России нет других, более насущных проблем, таких как выход из кризиса, модернизация политических и экономических институтов страны борьба с коррупцией?

Наверное, так же сложно было иностранным наблюдателям понять, почему в 1950 году, когда Советский Союз только начинал с колоссальным трудом приходить в себя после Второй мировой войны, Иосиф Сталин вдруг затеял грандиозную публичную дискуссию о марксистском подходе к языкознанию.

За два десятилетия до этого Сталин переписал историю большевистской революции, красного террора и гражданской войны. По приказу Сталина был издан "Краткий курс ВКП(б)", чтобы все советские люди правильно понимали историю, и чтобы ни у кого не оставалось сомнений - именно Сталин является единственным полноправным наследником Ленина.

В 1934 году друг Сталина со времен юности и один из высокопоставленных кремлевских чиновников Авель Енукидзе издал книгу "Подпольная типография на Кавказе". Она была истолкована как принижающая вклад Сталина в печатное дело и в большевизм в целом. В итоге Сталин не пощадил друга. Енукидзе был арестован и расстрелян как "враг народа". Его преступление заключалось в том, что он написал о революционной молодости вождя без должного пиетета.

Людям приходилось гадать, почему Сталин запретил вторую серию фильма "Иван Грозный" знаменитого кинорежиссера Сергея Эйзенштейна, или ломать голову над разгромной статьей в газете "Правда" по поводу новой оперы Дмитрия Шостаковича. Советская интеллигенция озадаченно пыталась понять, почему в литературных журналах столь жесткой критике подвергались рассказы Михаила Зощенко и стихи Анны Ахматовой.

Самым злостным "фальсификатором" истории, конечно, был Кремль, и трудно не проводить параллелей между решением Медведева заняться борьбой с фальсификаторами истории и аналогичными шагами, предпринимавшимися при Сталине.

Когда Медведев заговорил про "попытки фальсификации истории в ущерб интересам России", все сразу поняли, что он в действительности имеет в виду: государство будет пресекать любые попытки беспристрастно поговорить о более неприятных - и обличительных - аспектах российской и советской истории. В том числе, не будут поощряться откровенные исторические дискуссии о пакте Молотова-Риббентропа о ненападении, заключенном Советским Союзом и гитлеровской Германией, и шире - о пассивной и активной роли сталинского режима в развязывании Гитлером Второй мировой войны. Кроме того, крайнему неодобрению будут подвергаться дискуссии о фактической аннексии Советским Союзом Латвии, Литвы и Эстонии, а также о том, как после освобождения от нацистских сил в конце Второй мировой войны Кремль создал и поддерживал репрессивные марионеточные режимы по всей Восточной Европе.

Крайне символично и иронично то, что "Архипелаг ГУЛАГ" нобелевского лауреата Александра Солженицына в свое время был заклеймен советским режимом как "грандиозная фальсификация истории". Потому что в романе говорилось о вещах, ниспровергавших основы советского строя. О том, что массовые репрессии начал еще Ленин, что террор был не результатом ошибок, а системным явлением, что в стране существовала гигантская бесчеловечная машина морального и физического уничтожения людей.

"Архипелаг ГУЛАГ" перевернул отношение к СССР. Если до него и были люди, смотревшие на советский коммунизм через розовые очки, то "Архипелаг ГУЛАГ" показал им ужасную правду о чудовищных преступлениях властей. Опубликованная на Западе в 1973 году, книга "фальсификатора истории" Солженицына стала началом конца Советского Союза.

Намерение Медведева навести порядок в исторической науке совпало с появлением законопроекта "О противодействии реабилитации на территории независимых государств - бывших республик Союза ССР нацизма, нацистских преступников и их пособников". Предполагается, что наказание по нему как для российских, так и для иностранных граждан может доходить до 3-5 лет тюрьмы.

По этому закону, например, уголовным преступником можно будет признать всякого, кто с осуждением вспомнит о том, как в 1945 году союзники
выдали Советскому Союзу 2 млн так называемых "жертв Ялты". По секретному соглашению между западными союзниками и Советским Союзом, которое было подтверждено на Ялтинской конференции в 1945 году, союзники согласились насильно репатриировать всех советских граждан, которые попали в руки немцев, а затем освобождены в ходе наступления союзников. В число жертв попали русские казаки, военнопленные, эмигранты и противники коммунистов, воевавшие против Сталина на стороне Германии. Сотни тысяч людей были расстреляны по прибытии в Советский Союз или отправлены в ГУЛАГ.

Точно так же к уголовной ответственности можно будет привлечь любого историка, который задастся вопросом, насколько оправданы в военном отношении были бомбардировки Дрездена англо-американской авиацией в 1945 году.

Даже объявляя борьбу против "фальсификации истории", нынешняя власть глядит сквозь пальцы, как в некоторых учебниках Сталина называют "эффективным менеджером", а массовые репрессии 1930-1950-х годов объявляют чуть ли не единственным способом решить колоссальные экономические и оборонные задачи, стоявшие перед страной.

Тем временем на государственном телевидении в лучшее время показывают псевдодокументальные фильмы. В одном из них Берлинский и Карибский кризисы начала 1960-х провозглашались едва ли не главными внешнеполитическими победами Никиты Хрущева - мол, только тогда США начали бояться - а значит, "уважать", согласно русской психологии, - Советский Союз как равную великую державу. Другие "документальные" фильмы изображают годы реформ советского лидера Михаила Горбачева и президента Бориса Ельцина исключительно как время кризиса, разрухи, распада, потери ориентиров и ценностей. В некотором смысле вектор политически мотивированной исторической необъективности задал Владимир Путин, который в бытность президентом провозгласил распад СССР "величайшей геополитической катастрофой ХХ века".

Пока трудно избавиться от ощущения, что в вопросах истории Дмитрий Медведев следует в фарватере своего предшественника Путина. Тем самым лишний раз демонстрируя, кто по-прежнему в России главный.

Автор: Евгений Киселев - политический аналитик и ведущий политического ток-шоу на радиостанции "Эхо Москвы"

Источник: Inopressa.ru

Добавить комментарий

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031