Из России с любовью

После полуторамесячного пребывания в транзитной зоне Эдвард Сноуден, наконец, покинул территорию "Шереметьево". Россия предоставила обвиняемому в шпионаже убежище, правда, лишь временное. Но и это сказывается на международных отношениях. Вашингтон, как и стоило ожидать, на решение Москвы реагирует болезненно.

Конец транзита

Почти двухмесячная эпопея "Кто спасет Эдварда Сноудена?" подошла к концу. После без малого полутора месяцев в транзитной зоне московского аэропорта американец официально вышел на "волю". "За последние восемь недель мы увидели со стороны администрации Обамы полное неуважение к международному праву или законам конкретной страны. Но, в конце концов, закон торжествует. Я благодарю Российскую Федерацию за предоставление мне убежища в соответствии с российским законодательством и международными договоренностями", - отреагировал он на выдачу временного убежища. Хотя оное вряд ли можно назвать оптимальным для него вариантом.

Решение "проблемы Сноудена", как известно, существенно осложнилось после того, как США в короткие сроки аннулировали паспорт экс-сотрудника ЦРУ и АНБ. Выданный ему паспорт "гражданина мира" полновесной свободы передвижения не обеспечивал, и готовый было предоставить американцу убежище Эквадор его принимать не стал. Аналогичные транзитные проблемы помешали Сноудену воспользоваться гостеприимством ряда других антипатиков США из Латинской Америки – Венесуэлы, Боливии, Никарагуа. Но пребывание в России проблемный гость, судя по всему, как идеальный выход не рассматривал.

В начале июля 2013 года стало известно, что Эдвард Сноуден готов отказаться от идеи просить у России политического убежища. Однако другие выходы, похоже, для него оказались закрыты: европейские страны наперебой отказывались принимать беглеца, Штаты продолжали просить о его немедленной выдаче, а вот Москва реагировала аккуратно. Владимир Путин сообщил было о том, что "любая деятельность, которая наносит ущерб российско-американским отношениям" для России неприемлема. Но в то же время президент РФ оставил для своего государства пространство для маневра: "У нас свои задачи по развитию российско-американских отношений. Мы не будем вести себя так, как ведут другие страны. Мы – независимая страна, и у нас независимая внешняя политика".

Независимость внешней политики скоро получила вполне ожидаемое подтверждение. В середине июля стало известно, что на этот раз Сноуден просит у России временного убежища. Предупредив, что рассмотрение прошения (а следовательно – и пребывание в транзитной зоне) может затянуться на полгода, в Федеральной миграционной службе все же решили надолго не затягивать. 1 августа право на пребывание на территории РФ "годностью" в один год Эдвард Сноуден все-таки получил. И сразу же покинул территорию аэропорта.

Как надолго и насколько прочно беглец будет осваиваться в России – вопрос дискуссионный. На следующий же день правозащитники обратились к властям РФ с просьбой не ограничивать свободу передвижения вынужденного путешественника. "Призываем российские власти обеспечить соблюдение прав Эдварда Сноудена. Ему должны разрешить свободно перемещаться, в том числе и за пределы России, при наличии у него такого желания", - выступил глава российского представительства Amnesty International Сергей Никитин. Такое развитие событий ожидаемо. Изначально окружение Сноудена и не скрывало, что временное убежище рассматривается ими как передышка, которая, между тем, позволила бы отправиться ему дальше – скорее всего, в Южную Америку. Пока же ни планы самого Сноудена, ни трактовки убежища со стороны принимающей стороны неизвестны. Из соображений безопасности сейчас "свежезащищенный" ограничен в перемещениях даже по Москве. Но США уже беспокоятся.

Реакция американской стороны не заставила себя ждать. Там изначально, когда еще речь шла о Латинской Америке, обещали "большие проблемы" возможным благодетелям Эдварда Сноудена. "Данный шаг российского правительства подрывает долгую традицию сотрудничества в правоохранительной области, которое оживилось после терактов на марафоне в Бостоне. Мы будем в контакте с российскими властями, будем выражать исключительное разочарование этим решением", - пообещал пресс-секретарь Белого дома Джей Карни. Вопрос только в том, будет ли это "исключительное разочарование" влиять на международную политику.

Эффект Сноудена

Решение о предоставлении убежища Сноудену Москва приняла в интересный момент. После того, как оно было обнародовано, под вопросом одним махом оказались, во-первых, двухсторонняя встреча министров обороны и иностранных дел в августе, во-вторых, что куда более значимо, приближающийся саммит "Большой двадцатки". Очередной съезд G20 должен пройти в Санкт-Петербурге в сентябре. Но после "подрывного" шага специалисты забеспокоились над тем, состоится ли саммит, посетит ли его Барак Обама и захочет ли он разговаривать с Владимиром Путиным. "Если Обама поедет на саммит и уедет ни с чем, тогда он сочтет это потерей времени. Следовательно, без дополнительных заверений, что встреча даст какие-либо выгодные результаты для отношений США и России, я думаю, она вряд ли состоится", - допустил в комментарии для РИА "Новости" директор Института Кеннана в Вашингтоне Мэтью Рожански.

Чем именно "эффект Сноудена" обернется для саммита, пока неизвестно. В России предсказуемо предпочитают считать, что их решение не должно иметь заметных международных последствий. "Эта ситуация носит достаточно незначительный характер, чтобы влиять на политические отношения", - убежден помощник Путина Юрий Ушаков. Белый дом не торопится высказываться столь же однозначно. "Мы будем думать, полезен ли этот саммит – в свете последних событий", - уточнил Джей Карни. А в Сенате еще в середине июля готовили резолюцию с предложением изменить место встречи глав государств, в том случае, если Россия все-таки предоставит убежище Сноудену. Что, собственно, она и сделала. А теперь Вашингтону предстоит определяться, какая реакция будет наилучшим образом соответствовать незадавшейся "перезагрузке".

Значимость "шпионского фактора" еще только предстоит оценить. Но он начал и продолжает сказываться во многих сферах – в международной политике, в первую очередь. Эксперты сейчас комментируют происходящее довольно аккуратно. "Я думаю, что решение предоставить Сноудену временное убежище приведет к временной буре критики со стороны США. Но в контексте различных стратегических вопросов, которые влияют на двусторонние отношения — Сирия, противоракетная оборона, контроль над распространением ОМП, Иран, борьба с терроризмом и так далее — это вряд ли вызовет большой кризис", - полагает заместитель директора программ Евразии и России вашингтонского Центра стратегических и международных исследований Джеффри Манкофф.

Тем не менее "обмен любезностями" между двумя государствами сейчас проходит несколькими тонами выше привычного – как на уровне Белого дома, так и на других властных "этажах". "Первое, что мы должны сделать, — это значительно расширить список Магнитского, чтобы привлечь к ответственности многих нарушителей прав человека, все еще упивающихся своей безнаказанностью. Нам нужно продвинуться к завершению всех этапов программы противоракетной обороны в Европе и быстрыми темпами идти к очередному расширению НАТО, включая Грузию", - рекомендовал действовать в ответ на убежище для Сноудена сенатор-республиканец Джон Маккейн. Сложное отношение экс-претендента на президентское кресло к России общеизвестно. Но призывы пополнить "список Магнитского" летом звучали и раньше – как реакция на посмертное признание аудитора виновным. Не оставили Штаты вниманием и приговор Алексею Навальному. В России активность "оголтелых русофобов с Капитолия" незамеченной не осталась. "Кандидатов на включение в наш действующий "список Гуантанамо" хоть отбавляй, в том числе с учетом громких разоблачений последнего времени о массовых нарушениях американскими спецслужбами с санкции Конгресса США по всему миру тайны телефонных разговоров и переписки, включая посягательство на соответствующее право граждан России", - ссылался на дело Сноудена официальный представитель МИД РФ Александр Лукашевич.

Даже если отвлечься от подробностей двухсторонних отношений Вашингтона и Москвы, нельзя не учитывать действие "эффекта Сноудена" в широком контексте. Скандал с рассекречиванием деятельности спец-служб спровоцировал не один потенциально долгоиграющий дипломатический конфликт. 2 августа стало известно, что Германия расторгает давний пакт с США и Великобританией о поддержке разведывательных операций. Имеющее, скорее, символический характер аннулирование, по словам министра иностранных дел ФРГ Гидо Вестервелле, является "необходимым и адекватным следствием недавних обсуждений относительно обеспечения неприкосновенности личной жизни".

Всколыхнувшие весь мир "шп

Добавить комментарий

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031