Интервью Ходорковского мировым СМИ

khodorkovskyВопросы издания International Herald Tribune (США и Великобритания). - Что бы Вы стали делать сейчас, если бы Вас освободили? Стали бы Вы заниматься бизнесом? Или политикой?

- Мне сложно представить себя свободным, когда Владимир Путин прямо указывает суду, что я «должен сидеть в тюрьме». Однако и в тюрьме, и на свободе я буду продолжать свою общественную деятельность.

- Вы в своем последнем слове сказали, что готовы умереть за свои убеждения, в чем они заключаются?

- Я верю, что Россия будет демократической страной, свободной от произвола чиновников-коррупционеров, что и у нас будут независимые суды, парламент, честные выборы. Что силовые структуры будут защищать народ, а не коррумпированную бюрократию. Только нам всем нужно этого захотеть.

- Справедлив или нет суд над Вами – это отдельный вопрос. Но является ли тот факт, что власть и богатство сконцентрировано в руках кучки олигархов, многие из которых сбегают вместе со своим добром за границу, справедливым?

- Если бы нынешняя власть действительно была озабочена несправедливым распределением собственности, то еще в 2003 г. она могла бы принять предложение, которое я сформулировал от имени ряда моих коллег, - о компенсационном налоге. Однако, за прошедшие годы миллиардеры, близкие к власти, лишь увеличили свои состояния.

- Многие считают, что Вас арестовали из-за того, что Вы стали претендовать на политическую власть. Это правда? Если нет, то почему, на Ваш взгляд, Вас посадили в тюрьму?

Я никогда не скрывал, что являюсь противником авторитарной тенденции в политике, и всегда поддерживал оппозицию. Б.Н.Ельцин считал это нормальным. Для В.В.Путина и выстраиваемого им режима подобное оказалось неприемлемым. В то же время, я никогда не стремился к получению политической власти, поскольку у меня другие интересы.

Вопросы газеты Sueddeutsche Zeitung (Германия)

- Михаил Борисович, Вы сказали, что не ждете оправдательного приговора. Однако, делать какие-то предположения насчет вердикта – практически невозможно. По Вашему мнению, какие политические силы влияют на решение судьи Данилкина? Вы всегда связывали надежды с президентом Медведевым, юристом. Сейчас Вы разочарованы?

- На судью Данилкина давление оказывалось постоянно. Однако, перед вынесением приговора оно стало жестким и неприкрытым. Он не выдержал и подписал текст, который ему подготовили. Я действительно разочарован тем, что Президенту Медведев пока не удалось продемонстрировать исполнение своего обещания про «верховенство права».

- Если сравнить следствие, предоставление доказательств, допросы свидетелей во время первого и второго процессов: были ли какие-то отличия, а если были, то какие именно?

- Я признаю, что «второй процесс» по форме был ближе к нормальному, чем первый. Нам позволили высказаться и была допущена пресса. Однако, как и в первом процессе, защита была более чем ограничена в праве вызывать свидетелей и предоставлять доказательства, а сторона обвинения откровенно запугивала тех, кто приходил. Дошло до того, что следствие прямо отказало суду в передаче вещественных доказательств.

Это все, конечно, прямо противоречило российскому законодательству.

- Ваши адвокаты упоминали о неком предложении, поступившем из Кремля после Вашего ареста – о том, что Вас освободят, если Вы уедете из страны. Но Вы всегда отрицали, что Вам делали подобные предложения. Пожалуйста, поясните эту ситуацию снова!

- Думаю, моих адвокатов неправильно поняли. После ареста в 2003 году никаких предложений мне не поступало. До ареста меня действительно «выдавливали» из страны, но я отказался уезжать.

- По мнению российской прессы, вы «ответили» за всех олигархов, это также значит и то, что они все занимались «серым бизнесом». Можете прокомментировать?

- Я не хочу говорить о том, о чем не знаю достоверно. Факт, что меня в первом процессе обвинили в использовании общепринятой (по сей день) практики налогового планирования. Т.е. осудили путем избирательного применения закона.

Второе обвинение является попросту абсурдным. Согласно приговору, не ЮКОС был покупателем нефти у своих дочерних подразделений, а я в личном качестве, «как физическое лицо». За что, в таком случае, с ЮКОСа было истребовано 30 миллиардов долларов налогов, и вообще – откуда тогда у ЮКОСа 15 миллиардов долларов прибыли, суд объяснить не смог.

- В своем последнем слове в суде, а также в интервью, статьях и корреспонденции Вы, как и многие другие политические заключенные и ссыльные люди, от декабристов до Сахарова, обозначили своё видение «другой России». Вы считаете себя продолжателем этой традиции?

- Любой адекватный человек, вступивший в прямой диспут с действующей властью, очевидно, имеет собственное видение будущего своей страны. Я – не исключение. Насколько мои взгляды, моя судьба смогут быть поставлены в один ряд с судьбами замечательных людей российской истории – покажет время. Во всяком случае, они – те, кто является для меня образцом достойного поведения.

- И в зале суда, и за его пределами, есть люди, считающие Вас представителем другой, лучшей России, а, возможно, и важной политической фигурой. Каково Ваше восприятие этой большой надежды, питаемой людьми, в то время как Вы находитесь в тюрьме?

- Мой пример важен для авторитарной власти в качестве устрашения прочих оппонентов. Как публичная казнь. Однако, у публичных расправ есть и другая сторона: они делают из обычных людей символ борьбы с произволом. Что и происходит в моем случае.

- Вы говорили, что хотели бы служить своей стране после освобождения. Можете подробнее об этом рассказать? Будете ли вы опять заниматься политикой, социальной или экономической сферой, и если да, то чем конкретно?

- Мне трудно представить свой выход на свободу, когда Владимир Путин прямо заявил, что я «должен сидеть в тюрьме». В то же время, и в тюрьме, и на свободе я буду продолжать общественную деятельность. Бизнес – пройденный этап, однако, если моей стране потребуются мои профессиональные навыки, и даже моя жизнь, - она их получит. Я – русский. У нас так принято.

- На момент Вашего ареста Вы были очень успешным бизнесменом, «самым богатым человеком в России». Вы содержали большую команду юристов и финансировали школу-интернат для сирот – например, детей из Беслана – все это время. Как долго Вы еще сможете делать это?

- Готовясь к своему возможному аресту, я создал специальный фонд, не зависящий от моего статуса, который помогает существовать Лицею. Кроме этого, Лицею помогают и другие люди, небезразличные к судьбам детей.

Вопросы газеты Corriere della Sera (Италия)

- Ранее Вы говорили, что у России демократическое будущее, наряду с другими современными странами. Вы пересмотрели бы Ваше заявление накануне предстоящего приговора?

- Я верю в демократическое будущее моей страны. Хотя, путь не будет простым и легким. Приговор показал, где мы находимся сейчас. А реакция на него общества покажет наши ближайшие перспективы.

- Прокурор заявляет, что за те преступления, которые, по мнению прокуратуры, Вы совершили, в других странах, например, в США, Вам дали бы 20 лет тюрьмы. Эти обвинения ложны?

- Суд признал меня виновным в том, что я в личном качестве похитил у ЮКОСа 350 миллионов тонн нефти. Это на 20 миллионов тонн больше, чем ЮКОС произвел. Источник 15 миллиардов долларов ЮКОСовской прибыли и основания истребования с ЮКОСа 30 миллиардов долларов налогов ни прокурор, ни суд объяснить не смогли. Предполагаю, что такой абсурд в демократической стране привел бы к серьезным последствиям для его авторов.

- Вы назвали процесс по Вашему делу «абсурдным» и «кафкианским». Зачем им держать Вас в тюрьме, по Вашему мнению?

- Возможно, Владимир Путин лучше нас, внешних наблюдателей, понимает, насколько слаба его власть на самом деле, и что будет достаточным толчком для ее разрушения. А, возможно, им просто умело манипулируют чиновники, нажившиеся на разграблении ЮКОСа.

- Вы – единственный «олигарх» в тюрьме. Некоторые из олигархов сбежали за границу, тех, кто остался – не трогают. Как Вы думаете, Вас считают виновным или просто наиболее опасным из всех?

- Очевидно, что те, кого на самом деле можно назвать «олигархами», т.е. люди, объединившие государственную власть и крупный бизнес в одном лице, были созданы именно Владимиром Путиным, и являются его соратниками. Остальные «лица Forbes», впрочем, как и значительная часть более мелкого бизнеса, согласились платить бюрократии дань в той или иной форме. Некоторые преследуются. Я, к сожалению, далеко не одинок.

- Если бы можно было повернуть время вспять, что бы Вы изменили, учитывая то, что с Вами произошло?

- Моя общественная позиция была бы еще более активной и открытой. И еще я смог бы лучше защитить интересы инвесторов ЮКОСа. То, что компания будет разгромлена и разграбле

Добавить комментарий

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930