Демократический лак растворился в огне пожаров

wildfireВот уже больше месяца Москва страдает от жары в 40 градусов, а также от тяжелого и липкого смога, вызывающего резь в глазах. Содержание окиси углерода в воздухе достигло критического уровня, и оно в шесть раз превышает допустимые значения. Показатели других ядовитых веществ в московском воздухе в десять раз выше нормы. В начале августа один из журналистов попытался получить комментарий по поводу сложившейся ситуации в администрации московского мэра.

«Администрация не работает», ответила одна из сотрудниц отдела по связям с общественностью и добавила, что все работники администрации были отправлены домой после того, как смог достиг расположенного менее чем в трех километрах от Кремля здания правительства Москвы. Это произошло в рабочий день, вскоре после обеденного перерыва. «А можно каким-то образом получить комментарий мэра Москвы Юрия Лужкова?», поинтересовался репортер. «Его нет в Москве», последовал ответ.

Сообщается даже о том, что пресс-секретарь московского мэра якобы сказал журналистам о том, что нет никаких оснований для возвращения мэра в Москву. «Почему он должен вернуться? - спросил он. – В Москве кризис? Нет, никакого кризиса в Москве нет».

Мрут как мухи

В это же время врач одной из больниц написал в своем блоге: «Это настоящая катастрофа. В больнице нет кондиционеров, нет нормально работающей вентиляции, смог проникает повсюду, в том числе и в операционное отделение скорой помощи. В день умирает по 16-17 человек. В морге недостаточно холодильных установок, и покойники просто лежат вдоль стен».

До данным городского департамента здравоохранения, число смертей в городе в последние несколько недель увеличилось вдвое. И тем не менее московский мэр предпочел остаться на отдыхе. К счастью, поступившие из мэрии комментарии вызвали такое общественное возмущение, что московский градоначальник был вынужден сократить свой отпуск и вернуться в Москву.

Невольно задаешь себе вопрос, а что бы делал Лужков, если бы впереди были выборы? (срок его полномочий истекает в октябре 2011 года). Смог бы он позволить себе уйти в отпуск, когда город подвержен воздействию аномальной жары и смога? Конечно нет. Но ни Лужков, ни его преемник – кто бы ни занял эту должность в будущем – не должны беспокоиться об оценке своей деятельности со стороны избирателей, так как московского мэра назначает Кремль, который не допускает проведения свободных и честных выборов, и эта практика была введена бывшим президентом Путиным для всех столь же важных должностей в России.

Еще один пример – это Нижегородская область, расположенная в 400 километрах к востоку от Москвы. Она сильно пострадала от жары и пожаров. По меньшей мере 36 человек, в том числе семеро детей, погибли от пожаров в этом регионе (в европейской части России от пожаров погибли в общей сложности 52 человека) и больше тысячи человек потеряли свои дома и имущество.

На помощь никто не пришел

По государственному телевидению был показан на редкость откровенный репортаж о визите Путина в один из городов в этом регионе. Люди, потерявшие дома, одежду и все свое имущество, жаловались Путину на то, что местные власти не предупредили их о приближавшемся пожаре. В районе почти не было пожарных машин. Во многих городах и деревнях не было электричества, поэтому не работали водяные насосы. «Никто не попытался нас спасти», жаловались местные жители Путину, которого сопровождал губернатор области Валерий Шанцев.

Неделю спустя состоялась церемония вступления в должность Шанцева на второй срок. Как и остальные губернаторы, он не был избран жителями области (до этого он работал заместителем Лужкова). Его назначил президент, и поэтому он не должен отчитываться перед теми, кому он, собственно, и обязан служить.

Пожары в европейской части России уничтожили 190 000 гектаров леса. Специалисты в области лесного хозяйства обвиняют в этом бездумным образом принятый в 2007 году закон, на основании которого были уволены 90 процентов лесничих. Законопроект был внесен правительством, и Государственная Дума, где партия Путина контролирует две третьи голосов, быстро его приняла. Накануне голосования спикер Думы объявил о том, что парламент – это не место для дискуссий. Поэтому закон был принят без продолжительного обсуждения, и россияне теперь страдают от его последствий.

Огненное лето 2010 года в России обнажило то, что повсеместно по
дтверждают политологи: авторитарные режимы из-за отсутствия ответственности плохо справляются с чрезвычайными ситуациями. Осуществляемый контроль над средствами массовой информации лишает руководителей подобных стран возможности заранее распознавать потенциальные риски.

К сожалению, простые россияне должны составлять себе правильное представление из отрывочных данных: трагическая ситуация, в которой они находятся, обусловлена как раз тем, как они проголосовали в прошлом. Политическая апатия, характерная для современной России, является серьезным вызовом для выживания страны.

Утраченная легитимность

Кажется, однако, что эта безучастность начинает постепенно исчезать. Огненное лето может помочь россиянам понять, что их непосредственное существование зависит от того, могут ли власти оказать им помощь в критической ситуации. Тот режим, который не способен обеспечить основные потребности своих граждан, не имеет никакой легитимности.

Автор: Евгения Альбац ("Der Standard", Австрия)

Источник: ИноСМИ.Ru

Добавить комментарий

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930