Афганские талибы – русской журналистке: “Наркотики – наша атомная бомба, которой мы сразим ваш мир!”

afghanistanСпецкору Дарье Асламовой удалось пробраться к талибам, чтобы понять, зачем Афганистан заваливает Россию и остальной мир тысячами тонн опиума и в чем афганцы видят разницу между вторжением СССР в их страну в 80-е годы прошлого века и нынешней оккупацией войсками НАТО?

Я точно знаю, как выглядит ад. Мне знакомо его смердящее дыхание, мне известны его отталкивающие черты. Ад прописан по адресу: столица Афганистана Кабул, бывший русский культурный центр. «Ты на территории России. Добро пожаловать домой! - хихикает охранник по имени Субар и тут же деловито осведомляется: - Маску взяла?» «Нет», - испуганно лепечу я. «Закрой лицо платком, старайся не дышать. А то отравишься или еще хуже: наркоманкой станешь. Эти гады героин не только колют, но и курят: разогревают над огнем на металлических пластинках и дышат». - «Сколько их тут?» - «Постоянно проживают восемьсот наркоманов. Плюс больше тысячи человек каждый день здесь покупают дозу. В среднем через русский центр проходят до двух тысяч человек в сутки».

Двое охранников, переводчик Самим и я входим в громадное полуразрушенное здание, где на стенах еще сохранились облупившиеся мозаики, прославляющие жизнерадостное советское искусство, и видавший виды портрет Ленина. Навстречу нам, шатаясь, двигаются иссохшие и дикие до неправдоподобия создания - те из обитателей трущоб, кто еще в состоянии двигаться. В нос бьет нестерпимый запах человеческих экскрементов, пищевых отходов и ядовитых наркотических испарений. Комната за комнатой, зала за залой. Десятки корявых, скотоподобных людей с отсутствующим взглядом сидят на корточках или лежат на полу, скрючившись в позе зародыша. Они мычат или стонут, некоторые рычат. Настоящее царство теней. Липкие, зловонные стены потеют, словно в кошмарном сне. «Не касайся ничего руками, - шепчет мне мой переводчик Самим. - Тут все известные и не известные науке болезни». От героинового дыма мои легкие словно в тисках, а утренний кофе свернулся в желудке комком и нетерпеливо просится наружу.

Разовые дозы зелья тут же продают сидящие на полу местные продавцы. Какой-то убогий вдруг вскакивает и с воем тычет мне в лицо гангренозными культяпками. Я в ужасе отшатываюсь. «Смотри-ка, а этот кончается», - равнодушно говорит охранник Субар, склоняясь над бьющимся в последней агонии умирающим. Я малодушно отвожу глаза. «Сколько их умирает в месяц?» - спрашиваю дрогнувшим голосом. «Сейчас получше - не больше двух-трех человек в день. Тут рядом устроили госпиталь. Некоторых успевают откачать».

Доктор Абдула из этого госпиталя «последней надежды» оказался маленьким веселым человеком, немножко говорящим по-русски. «А зачем вы, собственно, пришли? - спросил он меня. - Чем вы им можете помочь?» «А вы?» - парировала я. «Могу вылечить двух человек из ста. Поверьте, в нашем деле два процента спасенных - чудесный процент. А еще мы их кормим». Доктор указывает на здоровенного детину в фартуке, орудующего гигантским половником в котле с супом. «Может, отобедаете с нами?» «Нет уж, спасибо», - бормочу я, мечтая добраться до ближайшего туалета, где можно вытошнить из себя всю героино-гашишную дрянь.

На афганцев мои страшные рассказы о «русском доме» (территория этого отстойника до сих пор юридически принадлежит посольству России) не произвели никакого впечатления. Колется и скуривается, по их мнению, только шваль и мразь, а значит, туда ей и дорога. Порядочный мусульманин на такую дрянь не подсядет. Это забава для «кафиров» (неверных) - для загнивающей проклятой западной цивилизации. А здесь, в Афганистане, наркотики - серьезный бизнес, и ничего личного. Опиум дает крестьянину хлеб, политикам - золото и власть, боевикам - оружие. Молодая «героиновая демократия» производит 93 процента всех опиатов в мире - только в 2007 году получено 8200 тонн опиума-сырца. (Для сравнения: в 2001-м, в последний год правления движения «Талибан», сумевшего существенно сократить посевы опиумного мака, произведено всего 185 тонн опиума-сырца.) Среднегодовая прибыль от героина - сто миллиардов долларов (из них сам Афганистан зарабатывает, по разным оценкам, от 4 до 7 миллиардов). Каждый год только в России от афганского героина умирают до 30 тысяч молодых людей (в два раза больше, чем погибло наших солдат за десятилетие советско-афганской войны).

Кто правит настоящим опиумным Афганистаном, две трети которого находятся вне контроля сил НАТО? Чем живут и дышат сегодняшние аф

Добавить комментарий

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930