“Закон Магнитского” – начало новой холодной войны?

В четверг американский Сенат предоставил России статус нормального торгового партнера США и одновременно принял "Закон Магнитского" - о санкциях в отношении российских чиновников, причастных к скандальному делу. Конгресс решил приоритетную задачу американского бизнеса, но заодно "дал Москве по рукам за нарушения прав человека", комментируют СМИ. Билл Браудер глубоко взволнован.

The Independent объявляет в заголовке: "США затеяли новую холодную войну из-за дела Магнитского: Америка проголосовала за то, чтобы российские чиновники-коррупционеры были поименно названы и пристыжены, Москва уже выразила свое возмущение в "Твиттере". Какова реакция за пределами США? Москва негодует, а два экс-министра иностранных дел Великобритании (Милибэнд и Рифкинд) призывают ввести сходные санкции в Альбионе, отмечают журналисты Джером Тейлор и Шон Уокер.

Газета цитирует записи в официальном "Твиттере" МИДа РФ, например: "По-видимому,в Вашингтоне забыли, какой сейчас год, и все еще верят, что "холодная война" не закончилась". Российские дипломаты также сравнивают санкции с "театром абсурда".

Между тем британская Палата общин еще весной призвала правительство ввести британский аналог "закона Магнитского", продолжает издание. "Но чиновники министерства иностранных дел яростно сопротивляются, опасаясь испортить отношения с Москвой", - пишет газета. Теперь же британские политики наверняка усилят нажим на правительство, считает издание.

Рифкинд заметил в интервью, что запрет на въезд в западные страны ударит коррупционеров "в самое больное место". Он подчеркнул, что мера не направлена против российского правительства: "Теоретически оно должно столь же непреклонно разыскивать тех, кто похитил миллиарды рублей у российских налогоплательщиков и казны".

Сенатор Джон Маккейн, один из инициаторов "Закона Магнитского", тоже называет его "пророссийским": "Это закон о верховенстве закона, правах человека и подотчетности - ценностях, которые дороги россиянам".

"Закон Магнитского" принят в качестве довеска к постановлению о торговле", - гласит заголовок в The Financial Times. Это случилось в тот же день, когда глава российского МИДа Лавров встречался с госсекретарем Клинтон и обсуждал проблему Сирии, отмечают журналисты Джефф Дайер и Чарльз Кловер. "Закон превратился в яблоко раздора, Москва грозит принять ответные меры к чиновникам США", - говорится в статье.

В ноябре замминистра иностранных дел РФ Сергей Рябков сказал в интервью, что Россия примет как "зеркальные меры" (введет свой список лиц, которым запрещен въезд в Россию), так и "ассиметричные" - в других сферах.

"Закон задает стандарты, которые следует применять в глобальном масштабе", - заметил один из его инициаторов сенатор Кардин, но факт тот, что Сенат в итоге принял версию закона, которая распространяется лишь на нарушителей прав человека в России, подчеркивают авторы комментария.

"Россия возмущается принятием в Сенате США "Закона Магнитского", направленного на защиту прав человека" - констатирует The Washington Post. Сенат заменил санкцию, которая принуждала СССР разрешить эмиграцию религиозных меньшинств, карой в современном духе, пишут журналисты Кэти Лалли и Уилл Ингланд.

Требования отменить поправку Джексона-Вэника, наносящую ущерб американским экспортерам, звучали в США все громче, но с ними соседствовали мучительные споры о том, как лучше продвигать демократию и права человека в России и во всем мире, говорится в статье.

Со своей стороны, уполномоченный РФ по правам человека за рубежом Константин Долгов назвал "Закон Магнитского" попыткой вмешательства во внутренние дела России.

Билл Браудер, чья кампания увенчалась принятием "Закона Магнитского" в США, в четверг выразил надежду, что действия Сената поощрят сходные меры в Канаде и Европе.

The Wall Street Journal в заголовке делает акцент на другом аспекте - "Конгресс проголосовал за снятие ограничений на торговлю с Россией". Тем самым Конгресс решил приоритетную задачу американского бизнеса, но заодно "дал Москве по рукам за нарушения прав человека", как выражается журналист Судип Редди.

Сенатор Кардин назвал постановление "прецедентом для торговых соглашений в будущем, возвещающим миру, что злостные нарушители прав человека не останутся безнаказанными".

МИД РФ, в свою очередь, заявил, что принятие закона негативно скажется на перспективах двустороннего сотрудничества.

"В день, ко
гда в Сенате проходило голосование, российская организация, которая занимается независимым мониторингом выборов, заявила, что вынуждена уволить почти всех своих сотрудников. Ранее Москва велела ее основному спонсору, Агентству США по международному развитию, прекратить деятельность в России", - говорится в статье.

Сенаторы позиционируют отмену поправки Джексона-Вэника как содействие американским экспортерам. "Американский бизнес обретет более широкий доступ на рынки, не поступившись ничем взамен", - сказал сенатор Джон Керри. По оценкам экспертов, теперь экспорт США в Россию может удвоиться за 5 лет. Компании США также смогут регулировать через ВТО спорные вопросы пошлин, авторского права и т.п. в отношениях с Россией.

Заголовок в The Boston Globe выглядит странно: "Макговерн и Керри вступили в схватку с холодной войной". Обозреватель Жюльетт Кайием напоминает, что отцы-основатели США полагали: Палата представителей должна ведать локальными проблемами, а Сенат - стратегическими вопросами, таким образом обе части Конгресса уравновесят друг друга.

"Вряд ли они ожидали, что некий сенатор и некий конгрессмен будут противовесами в споре, который затронул холодную войну, еврейскую иммиграцию, компании с многомиллиардным оборотом и российского юриста, умершего в тюремной камере", - пишет автор. Ключевые действующие лица - сенатор Джон Керри и конгрессмен Джим Макговерн, а сама история отражает устройство Конгресса США и проблемы внешней realpolitik.

Напомнив, в чем суть постановления о нормализации торговых отношений с Россией и "закона Магнитского", автор напоминает, что Макговерн внес "закон Магнитского" в Палату представителей. Россия резко протестовала. Керри, глава сенатского комитета по международным делам, мог потенциально организовать компромисс, говорится в статье.

Споры в Конгрессе тянулись месяцами. Но законодатели могут поступать хитроумно и эффективно, замечает автор: "Закон Магнитского увязали с тем, что обрадует Россию: статусом нормального торгового партнера". Керри предлагал пряник, Макговерн - кнут, резюмирует автор.

По мнению обозревателя, реакция России неоднозначна. С одной стороны, Москва грозится ответными мерами. С другой стороны, "прямо на этой неделе российские официальные лица встречались с топ-менеджерами Уолл-стрит, пытаясь привлечь инвестиции в экономику, и Москва разъяснила американским капиталистам, что вообще-то не очень-то рассержена "Законом Магнитского".

Правда, автор тут же приводит другое объяснение: россияне, вслед за отцами-основателями США, сочли, что "разделение властей, которое часто считается проклятием, иногда работает как часы".

"Принятие закона о торговле с Россией - победа активиста-правозащитника" - утверждает в заголовке Los Angeles Times. Инвестор Билл Браудер глубоко взволнован, отмечает журналист Дон Ли. Браудера ничуть не интересует тот факт, что закон укрепит позиции экспортеров типа Caterpillar Inc. и Deere & Co. Он думает лишь о той части постановления, которая налагает санкции на российских нарушителей прав человека, а именно на лиц, причастных к смерти Сергея Магнитского, юриста Браудера.

После смерти Магнитского Браудер потратил массу времени, рассказывая лидерам разных стран историю Магнитского и описывая проблемы с правами человека в России. Каждые полтора месяца он летал из Лондона в Вашингтон. "По его подсчетам, он встретился с каждым третьим членом Палаты представителей и с половиной сенаторов", - говорится в статье.

Автор возвращается к вопросу о торговом статусе России. "Конгресс мог бы еще много лет назад предоставить России нормальный статус, но законодатели не желали ничего менять, так как это был рычаг в отношениях с Россией", - пишет он. Лишь вступление России в ВТО вынудило американскую сторону отменить поправку Джексона-Вэника, замечает Джеффри Манкофф (Center for Strategic and International Studies, Вашингтон).

Манкофф и другие аналитики считают, что "Закон Магнитского" - шаг скорее символический. "Не думаю, что он изменит то, как действует система", - заметил Манкофф.

Браудер, напротив, уверен в эффективности закона: "Он бьет по их ахиллесовой пяте".

The New York Times обращает внимание, что "Закон Магнитского" поддержан в Конгрессе подавляющим большинством, то есть у Белого дома практически не остается рычагов, чтобы изменить ситуацию. К тому же президент Обама не склонен затевать ссору, в которой он рискует предстать защитником интересов России в столь щекотливом вопросе, подчеркивает корреспондент Джереми Питерс.

Именно дело Магнитского, а не т
орговый статус России, стало основной темой обсуждения в Сенате. Сенатор Джон Маккейн не согласился с тем, что "Закон Магнитского" носит антироссийский характер: "В конечном итоге принятие этого закона четко поставит США на сторону российского народа и правильную сторону российской истории, приближающейся, по всей видимости, к перепутью".

Изначально Сенат призывали принять закон, наказывающий нарушителей прав человека во всех странах, однако окончательный вариант касается только России. Тем не менее сенатор Бен Кардин заявил, что США занимают недвусмысленную позицию в отношении нарушителей прав человека. "Этот закон - образец для нас, - сказал он. - Мир предупрежден".

Источник: Inopressa.ru

Добавить комментарий

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031