Архив за день: 01.03.2013

Усиление политического влияния

Отнюдь не случайным в нем был и акцент на существование в стране террористических и заговорщических сил. К середине 1947 г. стало заметно «истори­ческих партий» за счет вое большего притока в них ранее слу­живших режиму Антонеску офицерства и нижних армейских чинов, уволенных в ходе антифашистских чисток 1946 г. в «неис­пользуемый резерв». Чистки во многом усилили негативное отно­шение офицерства к правительству П. Грозы. Складывание ори­ентированного на НЦП военного «заплечья» нашло свое выраже­ние в существовании, по сведениям СКК, в середине 1947 г. че­тырех подпольных офицерских организаций («Общество бывших воинов», «Партия военных, переведенных в неиспользуемые кад­ры». группа контр-адмирала Романа и группа генерала Алдя). К сожалению, мы не располагаем данными, подтверждающими эти сведения. Но СКК в Румынии в мае 1947 г. сообщала Вы­шинскому, что руководство НЦП стремится сконцентрировать и партии силы, которые бы «взяли па себя руководство восстав­шим народом против существующего режима». Органы госбезо­пасности Румынии констатировали реальность угрозы «для госу­дарства и настоящего режима» и отсутствие успехов в борьбе с офицерским подпольем . Даже если принять па веру эти утверждения, то можно усом­ниться в возможности свержения правительства П. Грозы сила­ми военного подполья: по условиям мирного договора с Румы­нией и с согласия западных держав СССР сохранил право на свое военное присутствие (для Читать далее

Реальная власть в руках узкого партий­ного руководства

Совокупность всех вышеназванных факторов создавала воз­можность концентрации и превращения партийной массы в объект ма­нипулирования руководства. В условиях, когда партия в момент освобождения страны стала выполнять властные функции (орга­ны новой власти, как правило, формировались из бойцов Нацио­нально-освободительной армии, прежде всего членов КПА), а прямой путь иных политических группировок к власти был перекрыт их коллаборационистскими позициями, усиливалась ве­роятность изоляции коммунистов и создаваемых ими органов власти от их социальной опоры. Негативные последствия этого осознавались частью руковод­ства КПА (С. Малешова, Ю. Дишница и др.). На антифашист­ском конгрессе в Берате (октябрь 1944 г.) речь шла о коррек­тировке политической линии путем расширения социальной ос­новы Фронта и установления контактов с некоторыми предста­вителями бывших господствующих классов. Определяя суть этой корректировки, С. Малешова говорил: «Мы открыли двери Фрон­та тем, кто сотрудничал с оккупантами, но не замочил свои руки в крови, и тем, кто боролся с оружием в руках против нас, а за­тем перешел на нашу сторону. Все это мы сделали потому, что Фронт является политической организацией всех албанцев и здесь все должны иметь возможность работать для новой Алба­нии»17. Это означало готовность Читать далее

Чехословацкое общество

Оно по своим общественно-политическим ориентациям существенно отличалось от обществ остальной ча­сти региона: в массовом сознании, особенно в Чешских землях, в 1945 г. на первый план все более выходили социалистические идеи. Но в отличие от Югославии и Албании, где превалировала фетишизация советской модели общественного устройства, в Че­хословакии была достаточно широкая палитра различных трак­товок социалистических идей и методов их реализации: неклас­совый, демократический национальный социализм, базирующийся на гуманистическом наследии Т. Г. Масарика и принципе равен­ства независимо от классовой принадлежности; социал-демокра­тическое видение разрешения основных противоречий общества «с помощью бескровной революции»; специфический путь к со­циализму через решение общенациональных задач и объедине­ние большинства нации вокруг КПЧ (реформаторское крыло этой партии); наконец, чисто доктринальная коммунистическая идея диктатуры пролетариата. Носители этих взглядов были в различных слоях общества. Их активное включение в политику после освобождения страны во многом обусловило то, что в Чешских землях Народная пар­тия, не выступавшая под социалистическими лозунгами, оказа­лась в значительной мере оттесненной на периферию обществен­ной жизни. Получали же общественную поддержку концепции, имевшие формально одну Читать далее

Советские дипломаты

Анализ влияния каждой из партий, сделанный, раскрывает картину, отнюдь не идентичную офи­циально объявленным результатам выборов. Признается, что «значительная часть крестьян, в том числе средних и бедных, голосовали за Маниу». В пользу оппозиции были также отданы голоса «почти всего чиновничества, городской буржуазии и части интеллигенции» Таким образом, после выборов, в начале 1947 г. на первый план вышла неадекватность фактически монопольных позиций коммунистов в системе власти (парламент, правительство) сте­пени их реального влияния в обществе. Понимание этого несоот­ветствия участниками БДП не могло не порождать нестабильно­сти Блока. В первые же месяцы после выборов обозначились внутри всех его крупных партий. Что касается РКП, то итоги выборов усилили разногласия: внутри ее руководства именно по вопросу о том, как разрешить противоречие между внушительными итогами выборов конкретно для коммунистов, достигнутыми в немалой мере с помощью ап­парата принуждения и пропаганды, и значительно более скром­ной степенью их действительного влияния в обществе. Разреше­ние этого противоречия упиралось в проблему преодоления эко­номического хаоса и голода, поразившего страну. Политически здесь возможны были два пути. Можно было идти к консолида­ции общества через социальные и политические компромиссы, через укрепление коалиционности Читать далее

Рекомендуем

Март 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев   Апр »
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031