Архив за месяц: Февраль 2013

Страница 4 из 8« Первая...23456...Последняя »

Иностранная помощь

Вместо ориентации на взаимодействие социально-политиче­ских сил в Блоке и привлечение как с Вос­тока, так и с Запада Ганев «дружески» рекомендовал Дежу из­менить курс и приступить к реализации программы, которая должна быть направлена «под каким-либо благовидным предло­гом» на национализацию капиталов буржуазии, чтобы «взять в свои руки командные высоты в экономике». В области политики прямо предлагалось «ударить по оппозиции в целях ликвидации ее головки... использовать несомненно существующую связь меж­ду скрытыми террористическими и заговорщическими организа­циями и руководством оппозиции... После разгрома оппозиции решить вопрос о Татареску, так как сейчас его уход из прави­тельства значил бы усиление реакции». Случайными ли были эти предложения Г. Дежу? Представляется, что нет. Тональ­ность беседы Д. Ганева в советском посольстве 1 июля 1947 г. напоминает скорее отчет, чем обмен мнениями К тому времени международно-правовое положение Румынии принципиально изменилось. С подписанием мирных договоров восстанавливалось ее право быть субъектом в международных отношениях. В условиях уже набравшего к лету 1947 г. замет­ную силу противостояния СССР и США для СССР и румынских коммунистов прорисовывалась как весьма возможная перспекти­ва использования оппонентами коммунистов предложений США об экономической Читать далее

Рабочий класс Чехословакии

Он представлял собой наиболее многочисленную и организованную социальную группу. В 1937 г. его удельный вес в экономически активном населении составлял 44,6% (в Чешских землях — 46,5%, в Словакии — 37,6%). Вхождение Чехословакии еще в межвоенный период в ряд госу­дарств, наиболее продвинувшихся по пути капиталистического развития обусловил принципиально иную, чем в остальном ре­гионе, внутреннюю структуру рабочего класса и его социокуль­турные параметры . Среди рабочих (особенно в Чешских) самую высокую по численности категорию составляли про­мышленные рабочие, 00 % рабочего класса было занято в про­мышленности, ремесле, строительстве и на транспорте и 23 % работали в сельском хозяйстве (в Чешских землях соответствен­но 6'6 % и 18 %; в Словакии — 44 и 33 %) Война привела в обеих частях республики к резкому увели­чению численности рабочих (в Чешских землях почти на 42%, в Словакии—на 51 %)61. В Протекторате Богемия и Моравия, созданном оккупантами, имело место интенсивное насыщение его выходцами из других социальных слоев: ремесленниками, интел­лигенцией и офицерством, студентами и служащими. В Словакии рост рабочего класса происходил как за счет ликвидации посто­янно существовавшей безработицы, так и за счет привлечения в промышленность крестьян и сельскохозяйственных Читать далее

Заключение советско-германского пакта о ненападении от 23 августа 1939 г

Подписание противоправных секретных прото­колов о фактическом разделе Польши, последовавшее затем не­спровоцированное польской стороной вступление Красной Армии в Западную Украину и Западную Белоруссию 17 сентября 1939 г., наконец, подписание «Договора о дружбе и границах между СССР и Германией» от 28 сентября 1939 г. были восприняты польским обществом как четвертый раздел Польши. Это нашло свое выражение в консолидации подавляющей части масс вокруг эмигрантского правительства и связанных с ним подпольных структур для борьбы за независимость и против Германии, и против СССР. Происшедший осенью 1939 г. подъем устойчивых и до вой­ны антисоветских и антикоммунистических настроений обусло­вил принципиальное отличие ситуации в Польше от ситуации в других оккупированных странах Восточной Европы. Вплоть до нападения Германии на СССР было невозможным восприятие в Польше иной концепции борьбы за независимость, чем ориен­тация на западные державы. Ситуация в корне изменилась после 22 июня 1941 г., когда не только рухнул союз Сталина и Гитлера, важнейшим элемен­том которого была антипольская направленность, но и последо­вало предложение СССР Польше о взаимодействии в войне про­тив Германии. Правительство СССР признало «советско-герман - ские договоры 1939 г. касательно территориальных перемен в Польше Читать далее

Внутриполитическая ситуация в Болгарии

На рубеже 1944—1945 гг. во многом была окрашена революционным энтузиазмом различных слоев населения. Это и создало политико-психологи­ческий импульс к леворадикальному повороту курса БРП(к), к нарушению этой партией принципа коалиционное™ управления страной и изменению характера экономических преобразований. Оно находило свое отражение в нараставшей монополизации ком­мунистами органов ОФ и системы принуждения как стержневых структур власти в стране *. Овладев органами безопасности и милицией, коммунисты, однако, не контролировали положение дел в армии, куда по болгарским законам не имели доступа ни представители службы безопасности, ни представители милиции. Такой курс БРП(к) был правомерно расценен ее партнерами как отступление от согласованной 17 сентября 1944 г. совместной программы действий. Наиболее остро отреагировали «звенари». Уже в январе 1945 г. И. Харизанов, один из руководителей «Зве­на», в беседе с советским представителем в СКК констатировал, что БРП(к), прикрываясь ОФ, «осуществляет свою диктатуру», что рабочая милиция, «которая состоит большей частью из членов Рабочей партии и партизан, производит аресты членов партии „Звено“ без ведома и согласия руководства этой партии». Он требовал «пропорционального распределения мест в органах власти между всеми политическими партиями, входящими в Отечественный фронт» Как и лидеры «Звена», Читать далее

Соотношение сил в правительстве

Каждая из сторон планировала максимально использовать результаты выборов. Что касается БРП(к), то она ставила перед собой следующие задачи. Во-первых, изменить и госаппарате, что было реализовано при фор­мировании нового кабинета, который возглавил Г. М. Димитров и в котором из 20 мест 10 ключевых принадлежали коммунистам. При этом три министеретва (военное, финансы, торговля и про­довольствие) были изъяты у «Звена» и БРСДП. Во-вторых, успо­коить союзников, которые были обескуражены поражением на выборах. С этой целью партнерам, чтобы подтвердить сохранение курса на коалиционность, были отданы остальные министерские портфели, хотя это не соответствовало итогам выборов39. Парт­неры, видимо, приняли такие условия взаимодействия. Уже в кон­це ноября 1946 г. заместитель председателя «Звена» П. Стайнов весьма четко выразил свое отношение к происшедшим переменам: «Я в последнее время убеждаюсь, что Г. М. Димитров не такой уж узкий сектант... Он значительно дальновиднее своих сотруд­ников из ЦК. Персональный состав нового правительства (исклю­чая Д. Нейчева и Д. Казасова) я считаю очень удачным. Сохра­нение К. Георгиева, в правительстве — очень важный и умный шаг Димитрова» От решения первых двух задач зависело во многом и решение третьей задачи — «обуздать болгарскую оппозицию, окрыленную Читать далее

Рабочая польская социалистическая пар­тия

Это— РППС разошедшаяся с ВРН по принципиальным вопро­сам. «Польские социалисты» признали необходимость союза с СССР. Это открывало возможность для сотрудничества части ле­вых социалистов и ППР, что и было реализовано на рубеже 1943—1944 гг. при создании КРН. Следует отметить, что среди нкх были достаточно распространены леворадикальные, близкие к доктринерству коммунистов настроения. Они находили свое выражение как в обвинениях лидеров ВРН в предательстве ин­тересов рабочего класса, так и в программных лозунгах борьбы «за независимую социалистическую Польшу». Признавая право наций на самоопределение, левые социалисты считали проблему восточной границы Польши несущественной в условиях борьбы «за общеевропейскую социалистическую революцию».

На фоне радикализации настроений рабочего класса и стрем­лений части его к реализации своих классовых интересов, минуя или игнорируя общенациональные приоритеты, наличие левора­дикальных течений в ППР и РППС становилось препятствием на пути реализации широкого национального демократического фронта. В решающий момент легализации в новой действительности значительная часть ППС-ВРН и ее руководство остались в под­полье и не приняли новую власть. Часть же членов ВРН под­держала усилия деятелей Читать далее

Руководство КПЧ

Оно в обстановке, когда политически актизпйй часть общества будущее страны связывала с идеями социализма в их различной интерпретации, не выдвигало в своих программ­ных документах таких идей и не давало своей трактовки социа­лизма. Готвальд настойчиво проводил мысль о том, что на 'по­вестке дня стоит «не социалистическая революция и диктатура пролетариата, а национальная, освободительная, демократическая революция»66. Член руководства КПЧ Р. Сланский в беседе; с послом СССР в Чехословакии В. А. Зориным весной 1945 г., ха­рактеризуя позиции отдельных партий, выходивших на полити­ческую арену в освобожденной стране, весьма критически оцени­вал позиции левых социал-демократов. В частности, он прямо подчеркнул, что социал-демократы «стоят сейчас на архилевых: позициях в области экономики, говоря что они за мероприятия. Коммунисты наоборот сдерживают их, указы­вая на преждевременность социалистических мероприятий»: «Сланский, смеясь, сказал,— записал в дневнике Зорин,— что в 1918 г. коммунисты предлагали переход к социализму, а социал-демократы решительно возражали, говоря, что они за националь­ную революцию, сейчас социал-демократы чуть ли не за перйход к социализму, а коммунисты выступают за национальную рево­люцию».

Большинство исследователей (и советских, и чехословацких) были склонны видеть в такой позиции руководителей КПЧ тактический ход. Однако в 1968 г. чехословацкий историк Я. Недвед высказал Читать далее

Проблемы овладения экономикой

Поскольку коммунисты уже располагали решающими пози­циями в системе власти, то для них в 1945 т. особую важность имели. Стартовые условия для этого были созданы постановлением АВНОЮ от ноября 1944 г. о переходе в государственную собственность имущества врагов народа и о наложении секвестра на имущество, насильственно изъятое оккупационными властями. Принципиально важно от­метить, что действие постановления не распространялось на тех собственников, которые «не изолируются от своего народа и го­товы предоставить в распоряжение народа свои средства» . Им давались гарантии обеспечения необходимой прибыли. Это и рас­сматривалось как одна из серьезных мер, которые должны были бы препятствовать возможному отливу мелких собственников от НОФ и переориентации их на неконтролируемые КПЮ груп­пировки. Еще до законодательного оформления этого постановления (май 1945 г.) значительная часть собственности, подлежавшей семестру, уже находилась практически под государственным управлением, и формирующийся государственный сектор все яв­ственнее становился определяющим. Уже ,к концу 1945 г. в ру­ках государства было сосредоточено 53 % всех промышленных предприятий, 19 % находилось под государственным управлени­ем и только 28 % оставалось в частном секторе . Изъятие собственности разворачивалось на фоне системати­ческих заявлений коммунистических лидеров Читать далее

Развитие ситуации в Болгарии в первые месяцы 1947 г

Оно по­казало, что в практической политике меры по ограничению частнокапиталистической собственности продолжали нарастать. Щирокие масштабы приобрел выкуп государством акций отдель­ных предприятий и банков. Весной 1947 г. Высший экономиче­ский совет (орган, осуществлявший контрольные функции госу­дарства и руководимый коммунистами) поставил вопрос о необ­ходимости национализации 360 промышленных предприятий, где было сосредоточено 50 % производственных мощностей  В политической жизни на первый план все более выступала тенденция к углублению разногласий, в первую очередь между коммунистами и БЗНС (Н. Петков), относительно концепции дальнейшего развития страны. Кульминации борьба достигла в ходе обсуждения закона о введении государственной табачной монополии. Выдвигая проект закона, правительство Г. Димитрова преследовало цель юридически завершить вытеснение торгового капитала — главного посредника между крестьянином и предпри­нимателем, а также изъять из рук частников одну из наиболее доходных отраслей экономики. Это не могло не вызвать противодействия оппозиции, и прежде всего БЗНС (Н. Петков), отстаивавшего принцип кооперативной формы организации производства. Особый акцент делался на том, что кооперативная собственность исключает отношение к ней как. к ничьей, чужой. Достаточно убедительные доводы оппози­ции (в современных условиях полностью подтвердившие ее са­мые худшие опасения относительно последствий этатизации) Читать далее

Аграрная реформа

Но позитивное отношение к изменению характера и общего политического курса весной — летом 1946 г: вовсе не было всеобщим ни в деревне, ни в городе. Нараставшее недовольство имущей части общества тем, что ее лишили возмож­ности оказывать воздействие на внутреннюю политику, курс на сужение социальной базы власти на «классовой основе» выли­лись в восстание на севере страны, в Шкодре (9 сентября 1946 г.). Хотя непосредственным поводом к выступлению послужила про­водимая частичная мобилизация в армию, восстание имело более глубокую политическую подоплеку. Оно вспыхнуло на севере, где было традиционно сильным влияние католических кругов. Его организаторами стали руководители местных органов ДФ и члены деревенских советов, теснейшим образом связанные с ка­толической церковью и ее главой — епископом Франьо Дани. Лидеры восстания видели его смысл в противостоянии «комму­нистическому террору» и «диктатуре коммунистов». По данным МВД Албании, в восстании приняли участие 320— 350 человек, и при его подавлении были использованы части регулярной армии В правительственных кругах восстание в Шкодре рассматри­валось отнюдь не как стихийный, единичный протест, а как ши­роко задуманная акция «против существующего в стране режи­ма». «Цель восстания,— говорил министр экономики Н. Спиру в беседе с Т. С. Чувахиным в конце сентября 1946 г.,—сверже­ние демократического народного правительства, восстановление власти буржуазии. Читать далее

Страница 4 из 8« Первая...23456...Последняя »
Февраль 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв   Мар »
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728