Архив за день: 04.02.2013

Политико-психологические препятствия

Соглашения Тито — Шубашич сняли для деятельности в Югославии целого ряда неком­мунистических партий и группировок. Большинство из них, за исключением Демократической и Радикальной партий, присоеди­нились к НОФ. Наиболее влиятельными среди новых членов Фронта были XPKII и НКП. Тем самым существенно изменя­лась официальная политическая сцена Югославии и открывались возможности включения в формирующиеся структуры предста­вителей той части общества, которая в годы войны, занимая антигитлеровские позиции, не только не входила в НОФ, но и противостояла ему. Основой компромисса было осознание нёоб - ходимости решения общенациональных задач: завершение осво­бождения страны, возрождение Югославии как многонациональ­ного государства, восстановление экономики, разрушенной вой­ной. Компромисс делал возможным признание новой Югославии как субъекта международного сообщества. Для КПЮ, завершавшей оформление всей вертикали своих властных структур, смысл соглашения с Шубашичем виделся именно во внешнеполитическом обеспечении этой власти. Но для партнеров коммунистов превалировали внутриполитические мо­тивы. Речь шла об их включении в создававшуюся коммуниста­ми систему власти для противодействия политической монопо­лии КПЮ. Основная аргументация в пользу соглашения с коммуниста­ми вытекала из осознания реальности влияния КПЮ в обществе и из /понимания исключительной важности общенациональных задач. Об этом свидетельствовало Читать далее

Прорусская симпатия

В Болгарии же среди интеллигенции с ее исторически тради­ционными были достаточно широко распространены оппозиционные настроения монархическому ре­жиму и в особенности его внешнеполитическому курсу, союзно­му Германии. Вместе с тем эти настроения оставались полити­чески многослойными, что не было снято и после 9 сентября 1944 г. Болгарские исследователи считают, что среди интелли­генции на тот период можно выделить три группы, различав­шиеся по своим политическим ориентирам72. Высший ранг интеллигенции, включавший связанных с цар­ским двором политических деятелей, верхнее звено государствен­ных служащих и офицерства, потерпев военное н нравственно­политическое поражение, оказался вне формировавшихся новых тосударственно-политических структур. Часть представителей этих кругов была судима новой властью . Те же, кто избежал наказания, искал возможности самореализации чаще всего в Демократической и Радикальной партиях, запрещенных после 9 сентября 1944 г. и вновь восстановленных летом 1945 г. Эти партии развивали деятельность за рамками ОФ, являясь по сути дела оппозицией  Другая часть интеллигенци, тоже связанная с режимом, но по своему социальному статусу стоявшая рангом ниже, попол­няла ряды как вышеназванных партий, так и организаций, вхо­дивших в ОФ. В эти же партии устремилась и часть, в свое время находившаяся в оппозиции к монархиче­скому режиму и положительно воспринявшая перемены 9 сен­тября Читать далее

Содержание политических процессов в албанском обществе

Во многом аналогичным было и, где господствующими остава­лись феодальные, родо-племенные и религиозные связи и проти­воречия. Капитализм лишь начинал здесь проникать в город и деревню. Промышленное производство в Албании только зарож­далось и было представлено нефтедобычей и мелкими (от 10 до 30 занятых) кустарными промыслами по переработке сельскохо­зяйственного сырья 13. Общая численность связанных с добуржуазным промышленным производством рабочих и служащих в конце войны составляла 3 % от общего числа жителей  Малочисленный, малообразованный (или необразованный) нарождавшийся рабочий класс Албании не располагал опытом организации и политической борьбы. В такой ситуации исключи­тельная роль выпадала на долю политических организаций вы­ступавших от его имени. Возраставшие в ходе национально-осво­бодительной борьбы леворадикальные настроения неизбежно ак­кумулировались КПА, которая в октябре 1944 г. насчитывала 2246 человек. К концу 1945 г. в партии было зарегистрировано уже 10 558 человек. Среди ее членов рабочие составляли 15,5 %. Учитывая, что доля рабочих вместе со служащими в составе на­селения не превышала 3 %, можно, по-видимому, говорить о до­статочно высокой их организованности. Массовую базу партии составляли крестьяне (50%) и учащиеся (21%). Доля ремес­ленников едва превышала 8 %. Лишь 2,5 % членов КПА имели высшее образование и около 14 % —незаконченное среднее или среднее образование  Возникшая в годы Читать далее

Демократические партии

Э. Бенеш в конфиденциальных беседах с JI. Фейерабендом в июле 1945 г. оценивал ситуацию в стране как «нехорошую», ссылаясь на то, что на переговорах в Москве «были подвергнуты нажиму со стороны коммунистов, ко­торый был усилен их опорой на Советский Союз и Красную Ар­мию, а он как президент не имел возможности выступать против их решений, хотя со многим и был не согласен...» Вместе с тчм он подчеркнул, что демократические партии перестанут подда­ваться давлению коммунистов «как только они организуются ч будут чувствовать себя увереннее после ухода Красной Армии» . К «уходу Красной Армии» Э. Бенеш возвращался в беседах с Фейерабендом неоднократно. Он рассчитывал добиться радикаль­ного изменения ситуации в пользу демократических партий после того, как Красная Армия покинет пределы Чехословакии 43. Однако эти намерения оказались не реализованными: положение дел определялось не столько присутствием советских вочск, сколько изменениями в соотношении социально-политических сил, вызванными ростом политической активности населения. В Болгарии, Венгрии и Румынии, принимавших участие в войне на стороне фашистского блока, положение довоенной по­литической элиты было иным, чем в группе вышерассмотренных стран. Вплоть до поражения в войне существовавшие в них «отечественные» авторитарные, прогерманские режимы (особен­но в Венгрии и Румынии) располагали Читать далее

Рекомендуем

Февраль 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв   Мар »
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728