Архив за месяц: Декабрь 2012

Страница 1 из 612345...Последняя »

Баланс «западного» и «восточного» факторов

Есть все основания говорить о том, что открывал возможность продвижения правящей коалиции и оппозиции к взаимодействию и поиску компромиссов. Внешняя политика не могла стать камнем преткно­вения в отношениях между ОФ и оппозицией. Главные разногла­сия лежали в сфере внутренней политики и шли прежде всего по линии экономических преобразований и действий контролируе­мых БРП (к) органов подавления. Эти действия вызывали серьез­ное напряжение в обществе и квалифицировались оппозицией как установление диктатуры рабочей партии Именно данные направления политики БРП (к) оказали пря­мое воздействие на итоги выборов в Великое Народное собранйе в октябре 1946 г. Они обусловили концентрацию голосов избира­телей на двух политических полюсах: БРП (к)—53,6%, оппози­ция— 28,35 % голосов,— что свидетельствовало о серьезной под­держке той и другой стороны и о сужении социальной базы союзников БРП (к) по ОФ. Такие результаты выборов были ско­рее всего неожиданными для руководства партий ОФ, ибо они ориентировались на то, что силы распределятся следующим обра­зом: БРП (к) — 55—60 %, БЗНС-ОФ — 30—35 %, оппозиция — 5—15 % 36. Малая поддержка голосовавшими партии «Звено» (1,65%) свидетельствовала о практическом отсутствии в болгар­ском обществе сколько-нибудь значительной социальной базы этой элитарной организации и интереса к концепции, предлагав­шейся Читать далее

Порожденные войной негативные явления

Следует «иметь в виду, что рабочий класс Чехословакии уже был классом промышленно развитого общества . Он имел глубокие традиции политической организованности и располагал опытом активного функционирования своих политических и профессиональных ор­ганизаций в условиях парламентской демократии. Это во многом определяло его общественный менталитет. Вместе с тем в его политическом багаже был опыт «Мюнхена» и кризиса парламен­таризма, который на первый план в общественном сознании вы­водил не просто отрицание домюнхенских порядков, а идеи со­циального переустройства на новых принципах, подавляющая часть которых ассоциировалась с социализмом. Партии, объединившиеся еще в эмиграции в Социалистиче­ский блок, получили в стране после войны далеко не однознач­ную поддержку. Наибольший приток новых членов наблюдался в КПЧ. Вышедшая из подполья весной 1945 г. она насчитывала около 37 тыс. членов, а к марту 1946 г.— уже свыше 1 млн че­ловек. При этом рабочий класс оставался в КПЧ превалирую - составляли рабочие, 12,8 % — крестьяне, 4,1—ремесленники и мелкие преприниматели, 9,2 % — интеллигенция и 16,8 % другие' социальные категории Столь интенсивное вступление в партию, которая в межвоенный период не входила в правительственные структуры и остава­лась на общественной периферии, свидетельствовало о нараста­нии в стране леворадикальных Читать далее

Словенская народная партия

Это— не действо­вала в общегосударственном масштабе. Они оставались нацио­нально-территориальными организациями и не смогли объеди­нить многонациональное крестьянство Югославии во имя вос­становления целостности и независимости страны. Характерной внутренней тенденцией ряда вышеуказанных партий была их дезинтеграция и формирование левых течений и группировок, что энергично использовали коммунисты для укрепления своего влияния на крестьянство и внедрения в крестьянское движение. Так, в J 943 г. из бывших членов XKII был создан исполком повой партии — Хорватской республиканской крестьянской партии (ХРКП). Среди руководства этой партии были как про­тивники (Ф. Гажи), так и сторонники (Ф. Фрол) тесного взаи­модействия с КПЮ. Немало было в ней и лиц с двойной пар­тийной принадлежностью, людей, не разглашавших свое член­ство в компартии1Х. Участие коммунистов в деятельности ХРКП стимулировало ее ориентацию на выражение интересов конкретных социальных слоев — крестьянской бедноты, мелких городских слоев и части интеллигенции, остро заинтересован­ных в немедленном изменении своего общественного статуса Во многом сходные процессы происходили и в сербском Союзе земледельцев, деятельность которого активизировалась политиками, связанными с коммунистами (В. Чубрилович, М. Вуячич) Созданная одним из деятелей Читать далее

Правый фланг «лондонского» лагеря

Его  занимали две крупные политические силы, пользовавшиеся поддержкой не только иму­щей части общества, но и доверием интеллигенции, мелких и средних городских слоев, части рабочих и крестьян. Одна из этих сил — «санация», итогом внутренней и внешней политики которой стала сентябрьская катастрофа 1939 г. и ощутимое па­дение ее влияния в обществе. Тем не менее, не утратив пол­ностью былой популярности, она смогла занять весьма важные позиции в эмигрантском правительстве и выступила главным организатором подпольной Армии Крайовой. Другой крупной по­литической силой являлась эндеция — влиятельное движение, имевшее сторонников среди разных социальных слоев, включая рабочий класс и особенно крестьянство. Самой значительной ор­ганизацией эндеции было Стронництво народове (СН), которое выступало по сути дела за консервацию социальных порядков, за довоенные восточные границы, было воинствующе антиком­мунистическим и антисемитским. Во внешнеполитической ориен­тации СН традиционным было антигерманское направление, что и обеспечило достаточно высокий «ранг» эндеков и в формируй ющемся эмигрантском правительстве, и в политических подполь­ных структурах «лондонского» лагеря. Клерикальные, оппозиционные «санации» и дистанцирующие от эндеции круги польского среднего предпринимательства, ча­сти интеллигенции и рабочего класса составляли христианско - демократическую ветвь политических сил, представителем Читать далее

Советские представители в СКК

Они на местах отмечали не толь­ко чрезвычайно быстрое включение в политическую жизнь пар­тий, выходивших из подполья, но и бурный рост численности традиционных и популярных в межвоенный период политических партий, и прежде всего ПМСХ53. Причем активизация деятель­ности ПМСХ происходила нередко вопреки намерениям СКК и советских военных комендатур, которые стремились ограничить этот процесс. Тем не менее именно эта партия к весне 1945 г. превратилась в крупнейшую политическую силу (130—140 тыс. членов) с устойчивой тенденцией роста членской массы55. Пар­тия достаточно быстро выступила в общенациональном мас­штабе. В послевоенный период ПМСХ, не выдвинув принципиально новой программы, приняла к исполнению установки межвоенного времени, ориентированные на либерально-демократическое реформирование общества. В конкретной ситуации, во многом определявшейся присутствием Красной Армии и резко активизи­ровавшейся легальной деятельностью компартии, которая своим политическим весом была обязана военным победам Красной Армии, лидеры ПМСХ успешно актуализировали те положения своей программы 1939 г., которые звучали современно и могли ассоциироваться с борьбой против диктаторских форм правле­ния: «Мы хотим установить власть трудового народа, а не власть отдельных классов. Мы противники всякого рода диктатуры». Читать далее

Волна револю­ционных эмоций

Все эти новые слои, вливавшиеся в партию на, усиливали в ней леворадикальные настроения. Добиваясь реализации своих интересов, новые члены партии не могли не воздействовать на морально-психологическую атмосфе­ру в ней, на принимаемые ее руководством решения. В той общественно-политической обстановке, когда среди ра­бочих преобладали настроения, что «9 сентября не было пол­ностью использовано», что «необходимо уничтожить хозяев, экс­плуатирующих фабрики и заводы», что «в Болгарии надо было устанавливать Советскую власть» а среди мелких собственни­ков города наблюдался взрыв политических симпатий к комму­нистам, в политике БРП (к) стали вырисовываться попытки мо­нополизации ее политического положения за счет ограничения роли союзников по ОФ. Они находились в прямом противоречии с той линией, которую вело руководство партии в период подго­товки восстания 9 сентября, когда ЦК БРП (к) пошел на при­знание принципа партийного паритета при формировании прави­тельства ОФ. Этот же курс сохранялся в целом и при разработке программы правительства ОФ от 17 сентября 1944 г., которая была компромиссом всех партий ОФ; компромиссом, направдрнным на устранение экономических позиций торгово-спекулятив­ной буржуазии  Однако уже начиная с октября 1944 г. в политике коммуни­стов стали нарастать другие тенденции, которые были зафикси­рованы политическими Читать далее

Реализация непо­пулярных мер

Вся политическая ответственность за таких, например, как реквизиции продовольствия в деревне, возлагалась общественностью на БРП (к), а через нее и на ее главного внешнеполитического союзника — Советркий Союз. Коммунисты стремились взять на себя и всю работу по ориентации страны на СССР, хотя с точки зрения реализации коалиционной политики было более целесообразным привлечь к этому все население, и в первую очередь интеллигенцию. «В вопросе проведения внутренней политики в стране,— отмечал в декабре 1944 г. в беседе с представителем СКК Д. Г. Яковле­вым член руководства Демократической партии С. Мошанов,— Рабочая партия забывает, что она участвует в коалиционном правительстве с буржуазными партиями, поэтому (она.— Авт.) сделала ряд тактических ошибок»5

Думается, что эти ошибки порождались получавшими все бо­лее широкое хождение в среде коммунистов представлениями о том, что существование ОФ как коалиции будет кратковремен­ным. Такая позиция в значительной мере и нашла свое отраже­ние в решении Политбюро ЦК «Об основных направлениях эко­номической политики ОФ» от 10 ноября 1944 г., где речь шла о фактическом отказе от условий компромисса с партнерами по ОФ. Обозначился новый, по сравнению с программой 17 сентяб­ря, курс по отношению к частному сектору в промышленности: его зытеснение через систему кредитов и налогов, с одной сторо­ны, и расширение сети государственных, Читать далее

Легитимация власти

Происшедшая в результате выборов, ядром которой после перехода БЗНС (Н. Петков) в оппозицию оказались коммунисты, позволила им развернуть настоящее наступление на позиции частного капитала. Этому весьма благо­приятствовала атмосфера не спадавших леворадикальных настрое­ний рабочего класса, городской и деревенской бедноты. Уже осенью 1946 г. советские дипломатические представители в Со­фии констатировали наличие у БРП(к) «...значительных искрив­лений... в области экономической и административной политики» и определяли их как «левацкие заскоки» Наиболее серьезные последствия имели левацкие действия при реализации закона о конфискации незаконно нажитого иму­щества, когда он в массовом порядке стал распространяться на всех собственников предприятий, вплоть до владельцев обыкно­венных водяных мельниц. Экономические результаты этого на­ступления на частную собственность не замедлили сказаться. Еще в феврале 1946 г. один из лидеров «Звена» информировал советскую миссию о том, что «в стране растет недовольство про­мышленников и других крупных собственников экономической политикой ОФ. До сих пор Болгария не имеет законов, регули­рующих имущественные отношения в стране... отсутствие таких законов и перегибы Рабочей партии и органов милиции на местах создают у собственников неуверенность и чувство страха... Про­мышленники и торговцы не видят перспективы. Они похожи на животных Читать далее

Довоенная политическая элита

Ни в одной из стран Восточной Европы к моменту освобождения от фашизма не смогла (в силу разных причин) сохранить свои прежние позиции в обществе. Наиболее далеко идущие перемены произошли в Албании и Югославии, где довоенные правящие круги практически оказа­лись лишенными возможности исполнять властные функции в системе новых органов управления, возникавших в процессе освобождения этих стран от фашистской оккупации. В Югославии это было итогом сложного размежевания сил в многонациональном и конфессионально разнородном обществе в процессе борьбы за восстановление государственного суверени­тета. Происходившее тогда политическое размежевание было обусловлено рядом факторов. В их числе следует прежде всего выделить отношение к оккупации и расчленению страны госу­дарствами фашистского блока, к созданию под их эгидой Неза­висимой державы Хорватия и инспирированного нацистами квислинговского режима в Сербии (правительство М. Недича). Это был один «план» в размежевании общества посткоролевской Югославии. Был и другой, более глубокий «план»: размежевание внутри социально-политических сил, которые выступали за восстанов­ление национальной независимости и территориальной целост­ности Югославии как многонационального государства. Водораз­делом здесь служило отношение к эмигрантскому королевскому правительству Читать далее

Чехословацкие комму­нисты

К концу 1947 г. политическое противостояние достигло апогея. Именно к этому времени относится письмо Ю. Дюриша в ЦК ВКП (б) с выражением опасений, что могут оказаться в положении французских и итальянских, то есть вне правительства  В такой социально и политически напряженной обстановке коммунистами был выдвинут на первый план постулат: «существование частнокапиталистического секто­ра не отвечает политической структуре народной демократии, которая является демократией трудящихся» Они предложили серию новых социально-экономических реформ: национализацию внешней и впутренней торговли и всех промышленных предприя­тий, имевших более 50 занятых, в области сельского хозяйства — новую аграрную реформу с тем, чтобы изъять из частной собст­венности все угодья превышавшие 50 га и разделить их среди малоземельных крестьян. В интересах мелких предпринимателей предполагалось трехкратное снижение налогов, а некоторые груп­пы ремесленников должны были быть освобождены от налогов вообще Вся эта программа была рассчитана на настроения и интересы социально неудовлетворенных групп населения. Их настроения стали той реальной внутренней преградой для восприятия и мас­совой поддержки в конкретной обстановке рубежа 1947—1948 гг. концепции «неклассового чешского демократического социализма», которую национальные социалисты пытались противопоставить планам установления политической монополии КПЧ. Основные положения этой концепции Читать далее

Страница 1 из 612345...Последняя »
Декабрь 2012
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл   Янв »
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31